Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Пятилетний обзор ВИЧ-инфицированных вирусом гепатита B (HBV), инфицированных ВИЧ-инфекцией в центре СПИДа в Нью-Йорке

Five-Year Review of HIV-Hepatitis B Virus (HBV) Co-Infected Patients in a New York City AIDS Center
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3390738/

С 1 января 2005 года по 31 декабря 2009 года был проведен ретроспективный обзор 4 721 инфицированного вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), который проходил в больничном центре Св. Луки Рузвельта в Нью-Йорке. Вирус ВИЧ-гепатита В (HBV) co Инфекция составила 218/4721, 4,6%. Среди коинфицированных пациентов 19 пациентов (19/218, 8,7%) умерли; 13 пациентов (13/19, 68,4%) умерли от синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД), включая 2 пациента с печеночной недостаточностью. У более выживших (5 пациентов, 5/19, 26,3%) был цирроз печени, чем у выживших (8 пациентов, 8/199, 4,0%, P = 0,002). Было больше пациентов с положительным антигеном HBV e (HBeAg) среди оставшихся в живых (12 пациентов, 12/19, 63,2%), чем среди выживших (74 пациента, 74/199, 37,2%, P = 0,047). Коинфекция ВИЧ-HBV связана с увеличением общей смертности. Поэтому использование двойных активных антиретровирусных препаратов, в частности, терапия тенофовиром (TDF) для оптимального подавления ВИЧ-HBV и восстановления иммунитета с предотвращением поведения с высоким риском может способствовать улучшению результатов.

Хроническая инфекция вирусом гепатита В (HBV) распознается у 5% -16% инфицированных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) пациентов в Западной Европе и Соединенных Штатах (1, 2). Коинфекция ВИЧ-HBV представляет собой повышенный риск заболеваемости и смертности от заболеваний печени от воздействия ВИЧ на прогрессирование HBV, что приводит к увеличению уровней виремии HBV и увеличению частоты цирроза печени (3,4). Также наблюдались более низкие случаи спонтанной потери поверхностного антигена HBV (HBsAg) из-за нарушения ВИЧ-инфекции врожденного и адаптивного иммунитета хозяина (5). Немногие, однако, изучили результаты инфицированных ВИЧ-HBV пациентов. Поэтому мы изучили опыт лечения ВИЧ-HBV-коинфицированных пациентов в нашем центре.

В период с 1 января 2005 года по 31 декабря 2009 года в Центре комплексного лечения в Большом центре им. Рузвельта в Нью-Йорке проводился ретроспективный обзорный анализ 4 721 ВИЧ-инфицированного пациента, который проводился в Центре комплексной помощи. Сопутствующая инфекция с ВГВ положительным HBsAg был идентифицирован у 218 пациентов. Мы проанализировали демографические данные, лабораторные данные, включая количество лимфоцитов CD4, вирусную нагрузку на ВИЧ, аланиновую трансаминазу (ALT), вирусную нагрузку HBV, HBsAg, поверхностное антитело HBV (HBsAb), антиген HBV e (HBeAg), антитело к вирусу гепатита C (HCV) а также абдоминальную визуализацию (ультразвуковая сонография [US] или компьютерная томография [CT]), биопсия печени, анти-HBV-препараты и документированные результаты лечения. Коинфекция HCV определялась наличием антител к HCV, а цирроз печени определялся либо абдоминальной визуализацией, либо биопсией печени.

Мы провели описательный анализ. Затем был проведен сравнительный анализ между пациентами, которые выжили с умершими. Дихотомические переменные и непрерывные переменные сравнивались с использованием точного критерия Манчестер-Уитни, полученного с помощью двухстороннего Фишера, соответственно. Для анализа была использована SPSS версия 18.0 для Windows (SPSS). Было указано, что значения Р менее 0,05 указывают на статистическую значимость. Эти протоколы исследований были одобрены институциональным наблюдательным советом (IRB) Большого центра Рузвельта Св. Луки (№ 09-081X).

Наша коинфекция ВИЧ-HBV составила 218/4721 (4,6%). Средний возраст коинфицированной когорты ВИЧ-HBV составлял 46 лет (межквартильный интервал [IQR]: 41-51 год). Мужчины составляли 173 пациента (173/218, 79,4%). Негров было 139 пациентов (139/218, 63,8%). Испаноязычные и белые были 19,3%, 16,1%, соответственно. Были определены следующие факторы риска ВИЧ; мужчина-мужчина (МСМ) отмечен у 45,4% пациентов; гетеросексуальные контакты и внутривенное наркомания (ПИН) отмечены у 40,8%, 11,0% пациентов соответственно. Коинфекция ВИЧ-HBV-HCV отмечалась у 15,6% пациентов (34 пациента, 34/218).

По окончании периода наблюдения (медианное наблюдение 2,9 года, IQR: 1,7-4,0 года) наблюдалось следующее. Средний уровень CD4 T-клеток составлял 287 клеток / мкл, а средняя вирусная нагрузка log10HIV (копии / мл) составляла 3,00. Медиана ALT составляла 39 U / L. Радиографические данные о циррозе печени были отмечены у 13 пациентов (13/218, 6,0%). Неотмечаемая вирусная нагрузка HBV наблюдалась у 83 пациентов (83/218, 38,1%). Генотип HBV был проведен у 19 пациентов, а у большинства генотипов был A (11/19, 57,9%) и G (7/19, 36,8%) с резистентностью к ламивудину у 5 пациентов. Положительный HBeAg был отмечен у 86 пациентов (86/218, 39,4%). Потеря HBsAg была отмечена у 11 пациентов (11/218, 5,0%), а сероконверсия положительного HBsAb наблюдалась у 7 пациентов. Было 183 пациента (183/218, 83,9%), которые получали анти-HBV-лечение с или без части высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) для лечения ВИЧ. Комбинированная терапия тенофовиром (TDF) / эмтрицитабином (FTC) была наиболее часто используемым режимом, а общий режим на основе TDF наблюдался у большинства пациентов на лечении против HBV (149/183, 81,4%). Интересно отметить, что среди 83 пациентов, у которых была необнаруживаемая вирусная нагрузка вируса гепатита В, 63 пациента (63/83, 75,9%) находились в режиме лечения против ХВВ на основе TDF. Также было отмечено, что 7 пациентов (7/11, 64%) из тех, кто потерял HBsAg, находятся в режиме TDF.

В общей сложности 19 пациентов (19/218, 8,7%) умерли в течение периода наблюдения, 3,1 случая смерти / 100 человеко-лет; 6 пациентов (6/19, 31,6%) умерли от синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД), определяющего болезнь (1,0 смертность / 100 человеко-лет), включая лимфому (3 пациента), саркому Капоши (2 пациента) и распространенный комплекс Mycobacterium avium ( 1 пациент). Было 13 пациентов (13/19, 68,4%), которые умерли от болезни, не связанной со СПИДом (2,1 случая смерти / 100 человеко-лет), в том числе 2 пациента с печеночной недостаточностью (2/19, 10,5%, 0,3 случая смерти / 100 человеко-лет ), а другие — с ректальным раком (n = 2), сепсисом (n = 6), бактериальной пневмонией (n = 1), наркозом над дозой (n = 1) и самоубийством (n = 1). Мы классифицировали пациентов на две группы, 199 выживших (199/218, 91,3%) и 19 лиц, не выживших (19/218, 8,7%) для дальнейшего анализа. Присутствие цирроза печени значительно отличалось в этих двух группах. У более выживших (n = 5, 5/19, 26,3%) был цирроз печени, чем у выживших (n = 8, 8/199, 4,0%, P = 0,002). Следует отметить, что 3 из 8 выживших пациентов с циррозом печени были диагностированы биопсией печени. Причинами смерти у этих 5 пациентов с циррозом печени были печеночная недостаточность (n = 2), сепсис, саркома Капоши и бактериальная пневмония. Было больше пациентов с положительным HBeAg среди оставшихся в живых, (n = 12, 12/19, 63,2%), чем среди оставшихся в живых (n = 74, 74/199, 37,2%, P = 0,047). Не было обнаружено существенных различий между другими переменными между двумя группами, включая уровни АЛТ, неопределяемую вирусную нагрузку HBV, количество лимфоцитов CD4, вирусную нагрузку на ВИЧ, наличие коинфекции HCV и лечение против HBV. Они показаны в таблице 1.

В соответствии с предыдущими исследованиями (1, 2), наше исследование показало, что уровень коинфекции ВИЧ-HBV составил 4,6%, что отражает нынешнюю эпидемию коинфекции ВИЧ-HBV в Соединенных Штатах. Хотя генотип HBV не был проверен для всех наших пациентов, инфицированных ВИЧ-HBV, большинство доступных генотипов HBV было A, за которым следует G. Эти результаты соответствуют результатам более ранних исследований (6, 7), в которых сообщалось о распространенности генотипа HBV A и G в Соединенных Штатах.

В эпоху ВААРТ смертность от связанных со СПИДом причин значительно снизилась, однако смертность от СПИДа среди ВИЧ-инфицированных пациентов увеличилась (8,9). Результаты настоящего исследования соответствуют результатам более ранних исследований, в которых отмечается снижение тенденции к смертельным исходам, связанным со СПИДом. Уровень смертности в нашей группе пациентов с коинфекцией ВИЧ-HBV составлял 3,1 случая смерти / 100 человеко-лет, что было выше, чем у недавнего исследования (1,3 случая смерти / 100 человеко-лет в 2004 году), проведенного для всех ВИЧ-инфицированных пациентов в несколько городов Соединенных Штатов (8), что свидетельствует об уязвимости пациентов, инфицированных ВИЧ-HBV, к смертности от всех причин, о чем свидетельствует недавний метаанализ (10).

Повышенная общая смертность у пациентов, инфицированных ВИЧ-HBV, была связана с заболеванием печени (11). И наши результаты присутствия цирроза печени и реактивности HBeAg в качестве значимых факторов смертности от всех причин смертности, связанной со СПИДом и не связанной со СПИДом, включая смертность, связанную с печенью, в некоторой степени подтверждают это предположение из предыдущего исследования. Однако важным в нашем исследовании было то, что большая часть смертности была обусловлена ​​смертностью, не связанной с печенью. Недавний метаанализ (10) показал, что суммарная оценка исследований коинфекции ВИЧ-HBV, проведенных после 1997 года, подразумевала более низкий риск смерти из-за связанных с печенью причин в эпоху ВААРТ.

В настоящее время смертность, связанная с печенью, может снижаться у ВИЧ-инфицированных ВИЧ-инфицированных пациентов с повышенным использованием агентов с двойной активностью против ВИЧ и HBV, особенно TDF, что связано с серологическими и / или вирусологическими последствиями с высоким уровнем подавления HBV с уменьшением показатель фиброза печени (12) без значительного развития резистентности (13). Также наши данные продемонстрировали, что большинство пациентов, которые достигли потери HBsAg и необнаруживаемой вирусной нагрузки на HBV, находились на схеме, основанной на TDF, с низкой частотой общего цирроза печени и смертности, связанной с печенью, которая также поддерживает использование TDF в соавторстве с ВИЧ-HBV, инфицированных пациентов.

Точные механизмы избыточного риска смертности у пациентов, инфицированных ВИЧ-HBV, не полностью поняты, особенно в возрасте сильных комбинаций двойных активных антиретровирусных препаратов, таких как TDF / FTC. Существует несколько возможных причин. Во-первых, необходимо учитывать как прямые эффекты от хронической инфекции HBV, проявляющиеся как цирроз печени / отказ / карцинома, так и косвенные эффекты от хронической инфекции HBV на иммунную систему хозяина, проявляющиеся как слабый и узко сфокусированный иммунный ответ с дисфункцией Т-клеток (14, 15) , В частности, наше исследование продемонстрировало HBeAg как важный фактор, связанный с смертностью всех причин. Наличие HBeAg ассоциировалось с подавлением рецепции Toll-подобного рецептора 2 на гепатоцитах и ​​моноцитах, что приводило к уменьшению экспрессии цитокинов (16), что указывало на существенное взаимодействие между HBV-инфекцией с положительным HBeAg и врожденным иммунным ответом. Кроме того, дальнейшие иммуномодулирующие эффекты от ВИЧ-инфекции могут привести к повышенной восприимчивости к другим заболеваниям. Во-вторых, рискованное поведение, связанное с коинфекцией ВИЧ-HBV, может поставить этих пациентов на повышенный риск смертности (14, 17), поскольку наше исследование показало, что МСМ и ПИН отмечены у 45,4%, 11,0% пациентов , соответственно, с учетом смертности от суицида и препарата, превышающего дозу.

Однако наше исследование имеет ограничения, в основном из-за его небольшого размера выборки и ее ретроспективного характера. Было показано, что такие факторы, как возраст старшего возраста, низкий уровень лимфоцитов CD4, обнаруживаемая вирусная нагрузка вируса, связаны с смертностью у ВИЧ-инфицированных пациентов с компенсированным циррозом печени в эпоху ВААРТ (18), наше исследование не показало существенной связи между этими факторов и общей смертности у пациентов, инфицированных ВИЧ-HBV. Это может отражать одно из ограничений, основанных на небольшом размере выборки из-за ретроспективного характера, а не на истинном отсутствии ассоциации. Тем не менее, наша когорта пациентов может хорошо представлять нынешних городских ВИЧ-HBV-ко-инфицированных пациентов в Соединенных Штатах или других развитых странах, имеющих доступ к уходу за ВИЧ. Таким образом, результаты этого исследования должны помочь в лечении пациентов, инфицированных ВИЧ-HBV.

Таким образом, коинфекция ВИЧ-HBV продолжает оставаться значительными клиническими проблемами в городской клинике по ВИЧ в Соединенных Штатах. Коинфекция ВИЧ-HBV связана с увеличением общей смертности. Поэтому использование двойных активных антиретровирусных препаратов, в частности, схемы ВААРТ, основанной на TDF для оптимального подавления ВИЧ-HBV и восстановления иммунитета с предотвращением поведения с высоким риском, может способствовать улучшению результатов лечения пациентов с коинфекцией ВИЧ-HBV.

Сравнение выживших и оставшихся в живых у пациентов с ВИЧ-инфекцией гепатита В (HBV)

IQR, межквартильный диапазон; МСМ, мужчины мужского пола; ПИН, внутривенное употребление наркотиков; HCV, вирус гепатита С; ALT, аланиновая трансаминаза; TDF, тенофовир.

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *