Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Влияние непрерывного мониторинга глюкозы в реальном времени на изменчивость глюкозы и эндотелиальную функцию у подростков с диабетом типа 1: новая технология — новая возможность снижения сердечно-сосудистого риска?

Impact of Real-Time Continuous Glucose Monitoring Use on Glucose Variability and Endothelial Function in Adolescents with Type 1 Diabetes: New Technology—New Possibility to Decrease Cardiovascular Risk?
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4663349/

академический редактор: S 黄 -ξ Wang

Дети с диабетом 1 типа (T1DM) представляют собой группу повышенного риска ускоренного атеросклероза. Постоянный мониторинг глюкозы в реальном времени (RT-CGM) обеспечивает возможности для обнаружения гликемической изменчивости, вновь признанного сердечно-сосудистого фактора риска. Цель исследования заключалась в оценке полезности RT-CGM в качестве образовательного инструмента для поиска и снижения гликемической изменчивости с целью улучшения функции эндотелия у подростков T1DM. Было набрано 40 пациентов в возрасте 14,6 лет. Исследование было основано на использовании одномесячных датчиков CGM. Параметры гликемической изменчивости анализировались при использовании первого и последнего датчиков вместе с расширением плечевой артерии (FMD) для оценки функции эндотелия. Во всей группе обнаружено улучшение FMD (от 10,9 до 16,6%, p <0,005), а также снижение всех изученных параметров гликемической изменчивости. У пациентов с улучшением HbA1c по сравнению с группой без улучшения HbA1c мы обнаружили большее увеличение ящура (от 12% до 19%, р <0,005 против 8,2% до 11,3%, р = 0,080) и большее улучшение вариабельности глюкозы. RT-CGM можно рассматривать как дополнительный инструмент, который предлагает подросткам T1DM быструю реакцию на снижение гликемической изменчивости при кратковременном наблюдении. Может ли этот подход повлиять на улучшение функции эндотелия и снижение риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, еще предстоит выяснить.

Сахарный диабет 1 типа (T1DM) является хорошо известным фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, а с другой стороны, сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной смертности в этой группе пациентов. Относительный риск смертности от сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с T1DM в семь раз выше, чем у сопоставимых аналогов без заболевания и в два раза выше по сравнению с риском T2DM-пациентов [1, 2]. В последнее время было высказано предположение, что основной причиной является не только хроническая гипергликемия или другие традиционные факторы риска, но и постулируются частые эпизоды гипо- и гипергликемии, которые сопровождают ежедневный курс болезни, и новый сердечно-сосудистый фактор риска — чрезмерная гликемическая изменчивость. Нестабильность глюкозы в крови может способствовать, возможно, даже больше, чем повышенный уровень HbA1c, к развитию осложнений диабета [3, 4]. Эти экстремальные флуктуации глюкозы приводят к эндотелиальной дисфункции и ускоренному атеросклерозу, независимо от средних концентраций глюкозы, вероятно, в механизме возникновения окислительного стресса [5, 6]. Изменения в эндотелиальной функции предшествуют развитию морфологических изменений и способствуют развитию атеросклеротического поражения и прогрессированию [7]. Теперь ясно, что сосудистые заболевания начинаются в детстве и прогрессируют молча, пока не появятся осложнения, такие как инсульт или инфаркт миокарда. T1DM в детстве признан фактором высокого риска преждевременного атеросклероза [8-10].

Признание роли сосудистого эндотелия в процессе атеросклеротической болезни привело к разработке целого ряда инвазивных и неинвазивных методов, позволяющих оценивать различные аспекты его функции [11]. В настоящее время несколько неинвазивных методов визуализации, используемых у детей, дают возможность изучить взаимосвязь суррогатных маркеров с развитием атеросклероза. Использование этих методов может помочь идентифицировать лиц с высоким риском в доклинической фазе, которые могут извлечь выгоду из активной терапии для предотвращения клинических заболеваний. Эндотелиальная функция, то есть реакция вазодилататора на увеличение кровотока (поточно-опосредованная вазодилатация, FMD), теперь может быть выполнена с использованием ультразвука высокого разрешения. FMD — ранний маркер эндотелиальной дисфункции, используемый для выявления минимальных эндотелиальных изменений у детей и подростков [12].

T1DM представляет собой проблему с целью сохранения адекватной изменчивости глюкозы в течение многих лет. С 1990-х годов на рынок появилось новое устройство для поддержки пациентов в достижении этой цели. Постоянная непрерывная система контроля глюкозы (RT-CGM) непрерывно измеряет уровень глюкозы в интерстициальной жидкости подкожной клетчатки [13]. Он обеспечивает способность отслеживать тенденции к глюкозе крови и, благодаря предупреждающим сигналам, предотвращает резкую изменчивость глюкозы до того, как эти изменения станут проблематичными. Потенциальное клиническое преимущество этой технологии в качестве инструмента для содействия оптимизации контроля глюкозы было продемонстрировано в нескольких недавних клинических исследованиях, рассмотренных в [14].

Исследования показывают, что строгий контроль T1DM помогает не только в снижении HbA1c и гликемической изменчивости, но также в снижении уровня окислительного стресса и дислипидемии. Оба они преобладают у детей и подростков с T1DM, играя ключевую роль в эндотелиальной дисфункции и приводя к раннему развитию атеросклероза [15-17]. Некоторые недавние данные показывают, что даже до тридцати процентов педиатрических пациентов T1DM нарушают эндотелиальную функцию, независимо ассоциированную с A1c, и в некоторой степени связаны с полиморфизмом синтазы эндотелиального оксида азота (-786) C [18].

Примечательно, что до сих пор не проведено исследований, оценивающих возможное влияние использования устройства RT-CGM на сердечно-сосудистую систему ни у взрослых, ни у взрослых T1DM, ни у детей. Мы предположили, что использование RT-CGM посредством снижения гликемической изменчивости может повлиять на улучшение функции эндотелия. Поэтому мы вначале стремились оценить распространенность плечевой артерии, опосредованную потоком, до и после краткосрочного использования непрерывного мониторинга глюкозы в реальном времени у подростков с T1DM. Во-вторых, мы стремились определить возможную группу молодых пациентов, которые больше всего выиграют от использования этого метода.

Все исследование включало в себя в общей сложности сорок подростков (21 девочка) в возрасте 11-18 лет — в среднем 14,6 ± 2,1 с диагнозом T1DM, которые получали непрерывную подкожную инфузию инсулина (CSII). Средняя продолжительность заболевания составляла 7,4 ± 3,7 года, а средний уровень HbA1c на исходном уровне составлял 9,35 ± 1,53%. Первичные требования к приемлемости — продолжительность диабета более 1 года, потребность в экзогенном инсулине не менее 0,5 j / kg / day и терапия инсулиновым насосом не менее 0,5 года. Пациенты были исключены из исследования, если они представили другие заболевания, которые могут повлиять на исход (дополнительное аутоиммунное заболевание, гипертония, гиперлипидемия, ожирение и ранняя микроангиопатия), а также трудности с образованием и отсутствие сотрудничества. Мы зарегистрировали пациентов, которые ранее не использовали непрерывную систему мониторинга глюкозы в реальном времени, но выразили готовность участвовать в исследовании. Все пациенты использовали либо увеличенный инсулиновый насос (Paradigm 722, Medtronic MiniMed, Northridge, CA), либо устройство Guardian RT (Medtronic, Northridge, CA), когда оригинальный насос (Paradigm 715, Medtronic или AccuCheck Spirit, Roche) не имеют опцию датчика. Мы использовали «затяжные» датчики (Medtronic) у всех пациентов. В таблице 1 представлена ​​основная характеристика исследовательской группы.

Исследование было основано на использовании одномесячных непрерывных датчиков глюкозы в сочетании с технической подготовкой и надлежащим обучением пациентов и их опекунов в отношении терапии инсулином, диеты и физической активности. Была также письменная инструкция операционной системы, предоставленная всем пациентам. Дети и их родители смогли связаться с группой диабетологов, если возникла какая-либо проблема. Каждому пациенту было поставлено 4-5 датчиков, которые меняли каждые 6-7 дней, чтобы обеспечить четырехнедельное испытание. Первый датчик был вставлен медицинским персоналом. После использования первого и последнего датчиков полученные данные были загружены на компьютер с помощью CareLink Pro (Medtronic). Клинические проблемы анализировались и обсуждались вместе с диабетологом. Во время исследования пациентам было предложено вести нормальную жизнь, регулируя терапию инсулином на основе записей датчиков, подтвержденных измерениями SMBG, самостоятельно или до проведения телефонных консультаций. Они также откалибровали датчики 4 раза в день, используя персональный глюкометр. Затем мы провели анализ загруженных параметров изменчивости глюкозы в компьютере, которые включали средний уровень глюкозы в крови, стандартное отклонение (SD) для средней глюкозы и площадь под кривой (AUC) для уровня глюкозы> 140 мг / дл и <70 мг / дл , минимальный и максимальный уровни глюкозы.

Уровень гликированного гемоглобина (HbA1c) определяли с помощью жидкостной хроматографии высокого давления (ВЭЖХ) на исходном уровне и через 3 месяца после исследования. В зависимости от исходного значения HbA1c, группа была разделена на хорошо контролируемую группу (с HbA1c <7,5%, в среднем 7,25 ± 0,19%) и плохо контролируемой группой (с HbA1c> 7,5%, в среднем 9,88 ± 1,22%). Снижение HbA1c по меньшей мере на 0,5% после 3-месячного наблюдения было критерием для разделения исследовательской группы на улучшенную группу по сравнению с не улучшенной группой.

Процедура ультразвукового измерения проводилась с 8.00 до 10.00 после периода голодания 8-12 часов. Экзамены плечевой и сонной артерий выполнялись аппаратом Hewlett Packard Sonos 4500 с использованием линейного преобразователя на 7,5 МГц. Ультразвуковое исследование правых плечевых артерий проводилось в продольных срезах на 2-10 см выше локтя в соответствии с рекомендациями [19].

Принцип заключается в том, чтобы индуцировать сосудорасширение в проксимальной (плечевой) артерии постишемическим (предплечье) усиленным потоком. Все измерения диаметра просвета сканировались на концевой диастоле с использованием R-волны электрокардиограммы. Первые исследования были сняты в состоянии покоя и второго сканирования во время реактивной гиперемии. Увеличение потока было вызвано сдуванием пневматического жгута, помещенного на правое предплечье, надутого до давления около 50 мм рт.ст. выше систолического артериального давления пациента в течение 4,5 мин. Постишемическое сканирование выполнялось через 45-120 секунд после дефляции манжеты. Поточно-опосредованная дилатация (FMD) была получена из процентного изменения диаметра плечевой артерии после ишемии предплечья от исходного уровня. Оксид азота, зависимый от оксида азота, был оценен на исходном уровне (до размещения датчика RT-CGM) и через один месяц использования датчиков.

Исследование было одобрено Комитетом по биоэтике, Медицинский университет Бялысток, Польша. Попечители и дети были проинформированы о цели и характере исследования. Попечители дали письменное согласие, в то время как дети выразили устное согласие перед экзаменом.

Статистический анализ проводился с использованием программного обеспечения Statistica 9.0 (Krakow, StatSoft). Чтобы определить различия между группами исследования для переменных с нормальными распределениями, был применен t-критерий Стьюдента. Т-критерий Стьюдента для парных переменных использовался для сравнения переменных в соответствующих группах на исходном уровне, через один месяц (параметры гликемической изменчивости) и через 3 месяца (значения HbA1c). Поскольку в этом исследовании переменные удовлетворяли условиям нормального распределения, никакие другие тесты не применялись. Корреляции между изученными переменными оценивались с использованием корреляции Пирсона. Все результаты представлены как среднее ± стандартное отклонение (SD). Различия при p <0,05 считались статистически значимыми.

Наш анализ метаболического контроля в исследуемой группе был основан на уровне HbA1c, который значительно снизился во всей группе исследования через три месяца с 9,35 ± 1,5% до 8,81 ± 1,8% (р <0,001). Значительное улучшение HbA1c, которое мы рассматривали как минимум на 0,5%, через 3 месяца после исследования наблюдалось у 68% пациентов (27 детей). В группе с улучшением HbA1c снизился с 9,03 ± 1,4% до 8,04 ± 1,2% (р <0,001). Группа, не улучшившая HbA1c, в начале исследования показала значительно худший метаболический контроль: 10,03 ± 1,7% против 9,03 ± 1,4% (p = 0,054 по сравнению с группой с улучшением), и эта разница выросла гораздо больше после трехмесячного периода, месячное наблюдение: 10,42 ± 1,6 против 8,04 ± 1,2% (p <0,001) (таблица 2). В группе детей с оптимальным метаболическим контролем (HbA1c <7,5%) средний уровень HbA1c снижался с 7,25 ± 0,2% до 6,73 ± 0,2% (p = 0,006), а в группе с низким метаболическим контролем (HbA1c ≥ 7,5%), , средний уровень HbA1c после 3-месячного наблюдения уменьшился с 9,88 ± 1,2% до 9,33 ± 1,16% (p = 0,003) (таблица 3).

Параметры изменчивости уровня глюкозы в течение прошедшей недели улучшились по сравнению с результатами использования датчика первой недели во всей исследовательской группе. Мы заметили снижение средней гликемии, SD средней гликемии и максимальных значений глюкозы и AUC для гипергликемии, в то время как минимальные значения глюкозы увеличились, и AUC для гипогликемии не изменилась (таблица 2). Значение этого улучшения было связано с изменениями уровня HbA1c. Средний уровень глюкозы значительно снижался у всех пациентов после ежемесячного использования RT-CGM, но некоторые другие параметры значительно изменились только в группе с улучшением метаболизма. SD для средней глюкозы у этих пациентов снизилась с 60,74 мг / дл во время первого использования датчика до 51,67 мг / дл во время последнего использования датчика (p = 0,010). Площадь под кривой (AUC)> 140 мг / дл уменьшилась с 41,23 с использованием первого датчика до 21,22 с использованием последнего датчика (p <0,001). Максимальный уровень глюкозы изменился с 344,37 мг / дл до 317,41 мг / дл (p = 0,004). Положительный эффект использования RT-CGM потерял некоторые статистические значения в группе без улучшения HbA1c (таблица 2).

Когда мы сравнивали детей с начальным оптимальным и низким гликемическим контролем, мы заметили, что наибольшие благоприятные изменения были обнаружены в группе с HbA1c> 7,5%. Все показатели гликемической изменчивости, кроме AUC <70 мг / дл, которые оставались стабильными, достигали улучшения на уровне р <0,001. В группе с исходным оптимальным HbA1c только минимальный уровень глюкозы достиг значительного улучшения: 42,75 мг / дл против 48 мг / дл, р = 0,045. Примечательно, однако, что параметры изменчивости глюкозы были лучше в начале исследования, а также в конце, а также в группе с первоначальным оптимальным гликемическим контролем, когда сравнивались с первым и последним использованием датчика в плохой контрольной группе (таблица 3).

Во всей исследуемой группе наблюдалось увеличение ящура плечевой артерии (от 10,90 ± 6,6% до 16,67 ± 8,5%, р <0,005) (рисунок 1). Этот результат зависел от улучшения метаболического контроля. У пациентов с улучшением HbA1c (от 12,22 ± 5,4% до 19,27 ± 7,4%, р <0,005) у пациентов с улучшением HbA1c наблюдалось значительно большее увеличение ящура по сравнению с группой без улучшения HbA1c (с 8,18 ± 8,2% до 11,29 ± 8,4%, p = 0,080) (рисунок 2). Поскольку мы подразделили наших пациентов на две группы в зависимости от исходного уровня HbA1c (> 7,5% и <7,5%), мы обнаружили большее увеличение средней ящурной артерии в группе с исходным HbA1c ниже 7,5% (с 16,25 ± 4,3 % до 27,81 ± 6,5%, p <0,005), чем в группе с исходным HbA1c выше 7,5% (от 9,57 ± 6,4% до 13,89 ± 6,4%, р <0,005).

Мы обнаружили, что FMD до исследования достоверно коррелирует с HbA1c перед исследованием (r = -0,6, p <0,001), средняя глюкоза перед исследованием (r = -0,40, p = 0,009) и AUC> 140 мг / дл перед исследование (r = -0,35, p = 0,026). FMD после исследования достоверно коррелировали с HbA1c после исследования (r = -0,78, p <0,001), средняя глюкоза после исследования (r = -0,37, p = 0,016), средняя глюкоза от всего исследования (r = -0,44 , p = 0,004) и AUC> 140 мг / дл для всего исследования (r = -0,34, p = 0,27). Никаких ассоциаций не наблюдалось между субклиническим маркером атеросклероза и общим холестерином, холестерином LDL и триглицеридами или между продолжительностью и началом болезни.

Настоящее исследование является первым, на наш взгляд, доказательством того, что использование CGM в реальном времени может быть полезным для снижения гликемической изменчивости с целью улучшения эндотелиальной функции у молодых пациентов T1DM без каких-либо симптомов клинически присутствующих сердечно-сосудистых заболеваний. Среди всей исследовательской группы мы наблюдали значительное улучшение функции эндотелия, главным образом у тех пациентов, которые также улучшили уровень HbA1c. У этих пациентов инициирование RT-CGM вызывало как быстрое снижение вариабельности глюкозы, так и улучшение сосудистой функции.

Изменчивость глюкозы влияет на качество жизни и может способствовать патогенезу диабетических осложнений [4, 20]. Считается, что непрерывная подкожная инсулиновая инфузия (CSII) и множественные ежедневные инъекции инсулина (MDI), установленные методы лечения диабета типа 1, предотвращают гипергликемию и пагубные колебания глюкозы. Пациенты, использующие инсулиновые помпы, имеют более низкую гликемическую изменчивость, лучший гликемический контроль и удовлетворенность лечения по сравнению с пациентами с использованием MDI [21, 22]. RT-CGM можно рассматривать как еще один шаг к достижению безопасного пути к мишеням при почти нормогликемии. Несмотря на то, что до сих пор обсуждается вопрос о том, может ли RT-CGM улучшить гликемический контроль и улучшить качество жизни, увеличение объема данных обследований и исследований РКИ в педиатрических возрастных группах выявило улучшение метаболического контроля с использованием этого устройства. Большинство исследований РКИ, включая педиатрический T1DM, продемонстрировали, что частота использования CGM была значительно связана с эффектом снижения уровней HbA1c. Показано, что CGM в реальном времени приводит к устойчивому снижению MAGE и гипогликемии; тем не менее, преимущества насосов, дополненных датчиками, связаны с частотой использования датчика [13, 14]. Наши результаты согласуются с этими исследованиями, поскольку мы наблюдали значительное улучшение HbA1c почти у 70% пациентов и значительное улучшение параметров изменчивости глюкозы.

В последнее время тесная взаимосвязь между повышенной изменчивостью глюкозы и дисфункцией эндотелия была продемонстрирована в нескольких исследованиях у пациентов с диабетом типа 1 и 2 типа [5, 23, 24]. Примечательно, что в исследовании пациентов с ожирением с или без метаболического синдрома и диабета типа 2 результаты КГМ выявили тесную связь между гликемической изменчивостью и эндотелиальной функцией. Интересно, что гликемическая изменчивость может быть повышена даже в недиабетической, несмотря на то, что она страдает ожирением, и также независимо коррелирует с эндотелиальной функцией [24]. Кроме того, одно из австралийских исследований показало, что у детей с T1DM после непрерывного подкожного введения инфузии инсулина (CSII) есть ранние улучшения функции сосудов, артериального давления и метаболического контроля, связанные с пониженной изменчивостью глюкозы [23]. В нашем исследовании все наши пациенты уже использовали CSII. Более того, мы сделали еще один шаг и использовали мониторинг глюкозы в реальном времени, чтобы дать пациентам возможность положительной обратной связи и немедленной реакции. В обсуждаемых исследованиях пациенты слепо использовали CGM, и результаты были проанализированы ретроспективно, тогда как в нашем исследовании пациентам была предоставлена ​​возможность динамической модуляции отображаемой гликемической изменчивости. Они могут немедленно реагировать, изменяя дозировку, диету, физическую активность и образ жизни. В вышеупомянутом исследовании эффекты, к сожалению, не поддерживались через двенадцать месяцев, а изменчивость FMD и глюкозы возвращалась к исходным уровням с ухудшением метаболического контроля. Плохое соблюдение связанных с CSII задач, таких как инсулин, болеющий за питание, часто наблюдается у подростков [25]. В нашем исследовании мы обнаружили, что использование CGM в реальном времени может помочь улучшить не только параметры изменчивости глюкозы, но и эндотелиальную функцию у пациентов, уже получавших CSII.

В отличие от наших результатов остается исследование Peña et al., Где только гипогликемия, но не изменчивость глюкозы, при непрерывном мониторинге глюкозы, связанная с нарушенной эндотелиальной функцией сосудов у детей с T1DM [26]. Однако это не было вмешательством, как наше исследование. В нашей группе мы обнаружили, что AUC для гипогликемии и минимальной ценности гликемии во всей исследовательской группе существенно не изменилась после использования месячного датчика глюкозы. Интересно, однако, что в группе с первоначальным оптимальным гликемическим контролем, где наблюдалось самое высокое улучшение функции эндотелия, мы заметили более высокое минимальное значение глюкозы в течение последней недели использования датчика по сравнению с первым использованием сенсора и незначительно уменьшенным AUC для гипогликемии.

Предполагалось, что окислительный стресс является связующим звеном между изменчивостью глюкозы и сосудистой дисфункцией. Как в исследованиях in vitro, так и в моделях на животных были продемонстрированы признаки воспаления сосудов и апоптоза эндотелиальных клеток после колебаний уровня глюкозы в крови путем продуцирования активных форм кислорода [27, 28]. Осциллирующий уровень глюкозы в крови может иметь гораздо худшее влияние на функцию эндотелия и окислительный стресс, чем стабильная гипергликемия у пациентов с диабетом, а также у пациентов с недиабетической болезнью.

CGM обеспечивает постоянный контроль изменчивости глюкозы. Тем не менее, метод золотого стандарта для измерения вариабельности глюкозы в исследованиях и клинической практике не был установлен. Использование только гликированного гемоглобина (HbA1c) в качестве параметра гликемической изменчивости имеет ряд ограничений: он представляет средний уровень глюкозы за последние три месяца, в то время как исследование показывает, что избежать эпизодов гипо- и гипергликемии может быть еще более важным. У некоторых пациентов даже можно снизить гликемическую нестабильность без улучшения HbA1c. Превосходство гликемической изменчивости было представлено в недавних исследованиях, которые рекомендуют клиницистам сначала сосредоточить внимание на ограничении вариабельности глюкозы, прежде чем пытаться уменьшить средний уровень глюкозы в крови, то есть HbA1c [29]. Стандартное отклонение (SD), индекс дисперсии данных вокруг среднего уровня глюкозы в крови, было разработано как простейший подход для оценки вариабельности глюкозы, помимо простого определения средней глюкозы в крови. Четкий консенсус в отношении метода золотого стандарта для измерения вариабельности глюкозы в клинической практике и исследованиях по-прежнему отсутствует, хотя был предложен ряд показателей [30]. В нашем исследовании мы выбрали общепринятые методы контроля качества и изменчивости глюкозы в крови. К ним относятся площадь под кривой (AUC) и процент времени внутри, выше и ниже целевого уровня глюкозы в крови. Мы намеренно избегали использования вновь введенных параметров, таких как непрерывное перекрывающееся сетевое гликемическое действие (CONGA) или средняя амплитуда гликемических экскурсий (MAGE) из-за сообщений, показывающих ограничения этих методов и того факта, что они не получили широкого распространения в клинической практике [24, 31].

Влияние на эндотелиальную функцию, по-видимому, более эффективно у пациентов, которые проявляют лучшую приверженность. Наше исследование подтвердило корреляцию увеличения ящура с улучшением метаболического контроля. В нашем исследовании мы назвали респондентов CGM этими пациентами, которые смогли улучшить уровень HbA1c, по крайней мере, на 0,5% после трех месяцев наблюдения. Почти 70% наших подростков достигли этого результата, и, более того, респонденты добились большего улучшения функции эндотелия, поскольку в этой группе ящура значительно больше, чем у неответчиков. Пациенты, которые улучшили свой метаболический контроль, продемонстрировали большее снижение параметров изменчивости глюкозы — средней глюкозы, SD для средней глюкозы, AUC> 140 мг / дл и максимального уровня глюкозы. FMD показала сходную тенденцию; больший рост наблюдался у пациентов с более значительным улучшением HbA1c. Таким образом, наше исследование показало, что ответчики RT-CGM больше всего выигрывают в улучшении эндотелиальных функций. Удивительно, но мы наблюдали наибольшее увеличение ящура у пациентов с оптимальным гликемическим контролем с самого начала. В то время как HbA1c в этой подгруппе еще больше уменьшился с 7,25% до 6,7%, изменения показателей гликемической изменчивости не достигли статистической значимости, за исключением уже упомянутого снижения АУК для гипогликемии. Мы можем предположить, что это связано с их первоначальной высокой адаптацией к связанным с диабетом задачам и образовательному потенциалу и способностям для просмотра и использования данных в реальном времени для модификации инсулина, питания и образа жизни. Однако механизм все еще неизвестен и требует дальнейших исследований. Наши данные дают важную информацию о роли гликемической изменчивости, которая может играть роль в сердечно-сосудистом риске даже у детей с T1DM и возможности предпринять преднамеренные действия для улучшения функции эндотелия в этой группе пациентов с высоким риском.

Мы осознаем, что существуют определенные ограничения нашего исследования, подразумевающие тщательную интерпретацию выводов. Улучшение метаболического контроля и эндотелиальных функций может быть вызвано дополнительным обучением и более интенсивным графиком обучения, который был дан пациентам и их опекунам, а не эффекту самой КГМ. Никакая контрольная группа не проходила такую ​​же тренировку и мониторинг без RT-CGM. Дополнительным ограничением является то, что улучшение A1c через 3 месяца было напрямую связано с 4-недельным использованием CGM; из данных нет доказательств того, что эти два являются непосредственно связанными. Исследование не контролировалось для физической активности. Наши группы были довольно маленькими, и только у 8 пациентов в группе <7,5%. Несмотря на это, целью исследования было скорее продемонстрировать дополнительные преимущества использования устройств RT-CGM у детей и подростков, чем доказать превосходство CGM над SMBG в улучшении метаболического контроля и функции эндотелия.

RT-CGM можно рассматривать как дополнительный образовательный инструмент, который предлагает диабетическому подростку типа 1 быструю реакцию на снижение показателей гликемической изменчивости при кратковременном наблюдении. Должен быть выяснен вопрос о том, позволяет ли такой подход улучшить эндотелиальную функцию и дальнейшее влияние на снижение риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Наилучший результат был продемонстрирован у первоначально контролируемых пациентов (HbA1c <7,5%), но и у респондентов RT-CGM, что значительно улучшило HbA1c и гликемические колебания в течение одного месяца использования системы. Значительное улучшение ящура не было очевидным у людей с ограниченным контролем.

Авторы заявляют, что не существует конфликта интересов в отношении публикации этого документа.

Милена Джамиолковска и Изабела Ямиловковская внесли одинаковый вклад в работу.

FMD во всей исследовательской группе до и после исследования (данные представлены как среднее ± SD).

FMD изменяется в зависимости от улучшения HbA1c в контроле (данные представлены как среднее ± SD).

Основная характеристика исследуемой группы.

Данные представлены как среднее ± SD.

Изменчивость глюкозы во время исследования во всей группе и в зависимости от улучшения HbA1c.

Результаты RT-CGM представлены как среднее ± SD.

*
p <0,05: существенная разница между двумя подгруппами, учитывая использование одного и того же времени (первая или последняя неделя).

Изменчивость глюкозы в зависимости от начального уровня HbA1c.

Результаты RT-CGM представлены как среднее ± SD.

*
p <0,05: существенная разница между двумя подгруппами, учитывая использование одного и того же времени (первая или последняя неделя).

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *