Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Сахарный диабет как убедительный признак использования блокаторов ренин-ангиотензиновой системы: систематический обзор и метаанализ рандомизированных исследований

Diabetes mellitus as a compelling indication for use of renin angiotensin system blockers: systematic review and meta-analysis of randomized trials
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4772784/

Цель Оценить результаты с использованием блокаторов ренин-ангиотензиновой системы (RAS) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом.

Дизайн Мета-анализ.

Источники данных и выбор исследований PubMed, Embase и Кокрановский центральный регистр баз данных контролируемых испытаний для рандомизированных исследований блокаторов RAS по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с сахарным диабетом. Результатами были смерть, сердечно-сосудистая смерть, инфаркт миокарда, ангина, инсульт, сердечная недостаточность, реваскуляризация и почечная болезнь конечной стадии.

Результаты В результате поиска было проведено 19 рандомизированных контролируемых исследований, в которых было зарегистрировано 25 414 участников с диабетом в общей сложности 95 910 пациентов. По сравнению с другими антигипертензивными агентами блокаторы RAS были связаны с аналогичным риском смерти (относительный риск 0,99, 95% доверительный интервал 0,93 до 1,05), сердечно-сосудистая смерть (1,02, 0,83 до 1,24), инфаркт миокарда (0,87, 0,64-1,18) , стенокардия (0,80, 0,58-1,11), инсульт (1,04, 0,92 — 1,17), сердечная недостаточность (0,90, 0,76 — 1,07) и реваскуляризация (0,97, 0,77 — 1,22). Также не было различий в тяжелом почечном исходе почечной недостаточности на конечной стадии (0,99, 0,78 до 1,28) (степень 94% для снижения почечной недостаточности на конечной стадии на 23%).

Выводы. У людей с диабетом RAS-блокаторы не превосходят другие антигипертензивные классы лекарств, такие как тиазиды, блокаторы кальциевых каналов и β-блокаторы при снижении риска тяжелых сердечно-сосудистых и почечных конечных точек. Эти результаты подтверждают рекомендации руководящих принципов Европейского общества кардиологов / Европейского общества гипертонии и восьмого Объединенного национального комитета по профилактике, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления с целью использования других антигипертензивных средств у людей с диабетом, но без почек болезни.

Люди с диабетом подвергаются повышенному риску сердечно-сосудистых и почечных событий.1 Ранние контролируемые плацебо исследования (такие как оценка профилактики сердечных исходов и европейское исследование по снижению сердечных событий с периндоприлом при стабильной болезни коронарной артерии) показали значительные преимущества от использования ренина блокаторы ангиотензиновой системы (RAS) на сердечно-сосудистые и почечные явления у людей с диабетом, преимущества которых не зависят от эффективности снижения артериального давления. Таким образом, рекомендации Американской ассоциации диабета в 2015 году рекомендуют RAS-блокаторы (ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (ACE) или блокаторы рецепторов ангиотензина (ARB)) в качестве лечения первой линии для людей с диабетом и гипертонией. Аналогичным образом, Американское общество гипертонии / Руководство «Руководство по гипертензии» способствует применению блокаторов RAS в качестве лечения первой линии у людей с сахарным диабетом.3 В соответствии с рекомендациями по клинической практике в области качества почек и болезней почек, в клинической практике «Гипертензивные люди с диабетом и хроническими стадиями заболевания почек 1-4» следует лечить ингибитором АПФ или АРБ, как правило, в сочетании с мочегонным средством »4. Напротив, Европейское общество кардиологов / Европейское общество по гипертензии 2013 года5 и руководящие принципы, основанные на доказательствах в 2014 году от членов группы восьмого Совместного национального Комитет по профилактике, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления6 reco уменьшают любой класс антигипертензивных средств у людей с диабетом, предпочитая блокаторы RAS только в присутствии протеинурии или микроальбуминурии. Этот, казалось бы, противоречивый набор рекомендаций вызывает вопросы о фактической базе для поддержки превосходных кардиопротекторных и ренопротекторных эффектов блокаторов RAS у людей с диабетом.

Мы исследовали, являются ли RAS-блокаторы превосходящими другие антигипертензивные средства для профилактики тяжелых сердечно-сосудистых и почечных событий у людей с диабетом.

Мы искали PubMed, Embase и Кокрановский центральный регистр контролируемых исследований до декабря 2015 года (1 неделя) для рандомизированных контролируемых исследований блокаторов RAS (ингибитор ACE или ARB) (см. Дополнительную таблицу S1 для терминов MeSH) у людей с диабетом или нарушениями голодания глюкоза. Для поиска не было языковых ограничений. Кроме того, мы искали библиографию идентифицированных оригинальных испытаний, метаанализов и обзор статей, чтобы найти другие подходящие испытания («поиск снежного кома»). Еженедельные напоминания от PubMed продолжали поиск в актуальном состоянии.

Приемлемые испытания должны были выполнить два критерия: рандомизированные контролируемые исследования, сравнивающие блокаторы RAS с другими антигипертензивными агентами у участников с диабетом или нарушением глюкозы натощак, и размер выборки по меньшей мере 100 участников с диабетом с последующим наблюдением не менее одного года (чтобы свести к минимуму небольшой эффект исследования). Мы исключили исследования, проведенные в когортах с сердечной недостаточностью, с учетом известной эффективности блокаторов RAS в этой группе пациентов. Кроме того, мы исключили исследования, которые были отредактированы по любой причине, сравнивали ингибиторы АПФ с АРБ, блокаторы RAS с плацебо или рандомизированные участники с ингибитором АПФ плюс АРБ.

Три автора (RF, BT, SB) самостоятельно оценивали право на участие в тестировании, пробный риск смещения и извлечение данных, при этом разногласия решались на основе консенсуса. Оценка риска смещения испытаний оценивалась с использованием компонентов для рандомизированных исследований, рекомендованных Кокрановским сотрудничеством7: генерация последовательности распределения, маскирование распределения и ослепление оценщиков результатов. Для каждого компонента мы классифицировали испытания как имеющие низкий, высокий или нечеткий риск предвзятости. Мы рассматривали испытания с высоким или нечетким риском смещения для любого из вышеуказанных компонентов в качестве испытаний с высоким риском смещения.

Результатами были смерть, сердечно-сосудистая смерть, инфаркт миокарда, ангина, инсульт, сердечная недостаточность, реваскуляризация, почечная болезнь конечной стадии, основные неблагоприятные сердечно-сосудистые события и выведение препарата из-за неблагоприятных событий.

Статистический анализ проводился с использованием намерения рассматривать подход и в соответствии с рекомендациями Кокрановского сотрудничества и предпочтительными статьями отчетности для систематических обзоров и метаанализа.
8 Мы провели анализ для сравнения RAS-блокаторов (ингибитор АПФ или АРБ) с другими агентами. Анализ подгрупп сравнивает RAS-блокаторы с каждым классом сравнительного агента (блокаторы кальциевых каналов, диуретики и β-блокаторы). Метааналитические сводные оценки (относительный риск) были рассчитаны с использованием модели фиксированного эффекта и модели случайных эффектов DerSimonian и Laird.9 Коррекция непрерывности была использована для испытаний с нулевыми событиями. Мы использовали статистику I2 для оценки неоднородности — доля общего изменения, наблюдаемого между испытаниями, относящимися к различиям между испытаниями, а не ошибкой выборки (случайность) 10, при этом значение I2 менее 25% считается низким и более 75% высоким. Мы оценили небольшой эффект исследования, используя тест Бегга и Эггера, и визуальную оценку участков воронки для асимметрии.

Был проведен метарегрессионный анализ для оценки соотношения процентов участников с нефропатией в начале исследования по результатам. Мы использовали остаточную максимальную вероятность для оценки аддитивной (между исследуемой) составляющей дисперсии τ2 для метарегрессионного анализа. Анализ методом бутстрепа проводили с использованием теста перестановки Монте-Карло для метарегрессии с использованием 10 000 случайных перестановок.11 Анализ чувствительности проводился после исключения испытаний, в которых участвовали участники с нарушенной глюкозой натощак. Анализ проводился с использованием стандартного статистического программного обеспечения (Stata 12.1, Stata, TX), 12 с P <0,05, используемого для обозначения статистической значимости.

Ни один пациент не принимал участия в постановке вопроса об исследовании или результатах, а также не участвовал в разработке планов разработки или проведения исследования. Никаких пациентов не просили советовать о толковании или составлении результатов. Планируется не распространять результаты исследования для изучения участников или соответствующего сообщества пациентов.

Наш поиск дал 19 рандомизированных контролируемых исследований (см. Дополнительный рисунок S1), в которых зарегистрировано 25 414 человек с диабетом. Участников сопровождают в среднем 3,8 года, в общей сложности 95 910 пациентов в течение последующих лет. Пятнадцать испытаний сравнивали RAS-блокаторы с блокатором кальциевых каналов, три с тиазидным диуретиком и два с β-блокатором. В 14 испытаниях блокаторы RAS были ингибитором АПФ и в шести ARB. Во всех исследованиях участвовали люди с диабетом типа 2. Кроме того, большинство исследований (n = 17) регистрировали людей с диабетом и гипертонией.

В таблице 1 приведены базовые характеристики включенных исследований. В исследованиях, в которых сообщалось о расе / этнической принадлежности, черные люди были меньшинством зарегистрированных пациентов. Первичная конечная точка для испытаний была неоднородной (см. Дополнительную таблицу S2). Только три исследования включали пациентов с микроальбуминурией или протеинурией.

Базовые характеристики и риск оценки смещения включенных испытаний

ABCD = Соответствующий контроль артериального давления при диабете; ALLHAT = Антигипертензивное и липидообразующее лечение для предотвращения сердечного приступа; ANBP2 = второе австралийское исследование артериального давления; BENEDICT = Испытание осложнений с осложнениями диабета в Бергамо; CAMELOT = Сравнение амлодипина против эналаприла с целью ограничения возникновения тромбоза; CASE-J = Candesartan Антигипертензивная оценка выживаемости в Японии; FACET = Фозиноприл против амлодипина Сердечно-сосудистые события Рандомизированное исследование; IDNT = Irbesartan Тип II Диабетическая нефропатия; JMIC-B = Япония Многоцентровое исследование сердечно-сосудистых заболеваний-B; J-MIND = Япония Многоцентровое исследование антигипертензивной терапии нефропатии у диабетиков; LIFE = вмешательство Лозартана для сокращения конечных точек; MITEC = оценка толщины среды Intima с помощью Candesartan cilexetil; MOSES = Заболеваемость и смертность после инсульта, Eprosartan по сравнению с нитрендипином для вторичной профилактики; NAGOYA HEART = Сравнение валсартана и амлодипина относительно заболеваемости и смертности у пациентов с гипертонией и непереносимостью глюкозы; NESTOR = Natrilix SR против исследования Эналаприла в диабетических гипертензиях типа 2 с микрообальбумином; NR = не сообщается; RAS-inh = ингибитор системы Ренин-ангиотензин; STOP-Hypertension = шведское испытание у старых пациентов с гипертонией; UKPDS = Исследовательская группа по изучению диабета в Великобритании.

* Представляет собой риск предубеждения, основанный на: генерации последовательности распределения; сокрытие и ослепление. + представляет собой низкий риск смещения и ± нечеткий риск смещения.

По сравнению с другими антигипертензивными агентами блокаторы RAS были связаны с аналогичным риском смерти (относительный риск 0,99, 95% доверительный интервал 0,93 до 1,05, рис. 1), сердечно-сосудистая смерть (1,02, 0,83 до 1,24, фиг. 2), инфаркт миокарда ( 0,87, 0,64-1,18, фиг. 3), стенокардия (0,80, 0,58-1,11, фиг. 4), инсульт (1,04, 0,92-1,17, фиг. 5), сердечная недостаточность (0,90, 0,76-1,07, фиг. 6) и реваскуляризация (0,97, 0,77-1,22, фиг. 7). Результат серьезных неблагоприятных сердечно-сосудистых событий (0,97, 0,89 до 1,06) не отличался между этими двумя группами. Кроме того, не было различий в почечной недостаточности конечной стадии (0,99, 0,78 до 1,28, рис. 8) или изъятии препарата из-за неблагоприятных эффектов (рис. 9). Результаты были согласованы при использовании модели с фиксированным эффектом (рис. 1-9). Неоднородность была низкой или умеренной, без каких-либо признаков небольшого эффекта исследования / публикации (см. Дополнительные рисунки S2-S10).

Рисунок 1 Результаты смертности с блокаторами ренин-ангиотензиновой системы (RAS) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 2 Результаты сердечно-сосудистой смерти с ренин-ангиотензиновой системой (РАН) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 3 Результаты инфаркта миокарда с ренин-ангиотензиновой системой (РАН) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 4. Результаты стенокардии с ренин-ангиотензиновой системой (RAS) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 5 Результаты развития инсульта с ренин-ангиотензиновой системой (RAS) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 6 Результаты сердечной недостаточности с ренин-ангиотензиновой системой (RAS) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 7 Результаты реваскуляризации с помощью ренин-ангиотензиновой системы (РАН) по сравнению с антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 8 Результаты лечения почечной недостаточности с помощью ренин-ангиотензиновой системы (РАН) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

Рис. 9 Результаты вывода препарата из-за неблагоприятных эффектов с ренин-ангиотензиновой системой (RAS) по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом

По сравнению с блокаторами кальциевых каналов, блокаторы RAS были связаны с аналогичным риском смерти (1,01, 0,92 до 1,10, рис. 1), сердечно-сосудистой смертностью (1,17, 0,90-1,50, рис. 2), инфарктом миокарда (0,84, 0,54-1,30, рис. 3), стенокардия (0,69, 0,33-1,42, фиг. 4), инсульт (1,08, 0,90-1,28, фиг. 5) и реваскуляризация (1,01, 0,74 до 1,39, фиг. 7 и 10). Однако блокаторы RAS были связаны со значительным снижением риска сердечной недостаточности по сравнению с блокаторами кальциевых каналов (0,78, 0,70 до 0,88, фиг.6 и 10). Не было различий в выводе препарата из-за неблагоприятных эффектов (рис. 9) или почечной болезни конечной стадии (рис. 8 и 10). Неоднородность была низкой и умеренной (рис. 10), без каких-либо признаков небольшого эффекта исследования / публикации (см. Дополнительные рисунки S2-10).

Рис. 10 Результаты с ренин-ангиотензиновой системой (RAS) по сравнению с блокаторами кальциевых каналов у людей с диабетом

По сравнению с тиазидными диуретиками RAS-блокаторы были связаны с аналогичным риском смерти (0,99, 0,90-1,08, рис. 1), сердечно-сосудистой смертью (0,50, 0,05-5,46, рис. 2) и другими исходами (рис. 3-9 и 11) , Только три исследования сравнивали блокаторы RAS с диуретиками и, следовательно, доверительный интервал для большинства результатов были широкими. Неоднородность была низкой и умеренной (рис. 11), без каких-либо признаков небольшого эффекта исследования / публикации (см. Дополнительные рисунки S2-10).

Рис. 11 Результаты с ренин-ангиотензиновой системой (РАН) по сравнению с диуретиками у людей с диабетом

По сравнению с β-блокаторами RAS-блокаторы были связаны с аналогичным риском смерти (0,84, 0,47 до 1,51, рис. 1), сердечно-сосудистой смертью (0,87, 0,47-1,60, рис. 2) и другими исходами (рис. 3-9 и 12 ). Только два исследования сравнивали блокаторы RAS с β-блокаторами и, следовательно, доверительный интервал для большинства результатов были широкими. Неоднородность была высокой для результата смерти, но с низкой до средней для других результатов (рис. 12), без каких-либо признаков небольшого эффекта исследования / публикации (см. Дополнительные рисунки S2-10).

Рис. 12 Результаты с ренин-ангиотензиновой системой (РАН) по сравнению с β-блокаторами у людей с диабетом

Анализ метарегрессии, направленный на оценку соотношения процентов пациентов с нефропатией на исходном уровне по результатам, не показал значимой зависимости (P> 0,05) для всех результатов.

Результаты были в значительной степени сходны с анализом чувствительности, исключая испытания участников с нарушенной глюкозой натощак (см. Дополнительную таблицу S3).

Этот анализ пациентов с диабетом (в основном без микроальбуминурии или протеинурии) с 95 910 пациентами в течение последующих лет после рандомизированных исследований не показал превосходства блокады ренин-ангиотензиновой системы (RAS) над другими антигипертензивными средствами для снижения сердечно-сосудистых и почечных исходов. Что более важно, по сравнению с другими агентами RAS-блокаторы не показали никакой пользы в снижении риска смерти или инфаркта миокарда и почечной недостаточности конечной стадии. Результаты были сопоставимы с сравнением блокаторов RAS со всеми контрольными средствами и с отдельными антигипертензивными агентами.

Люди с сахарным диабетом подвержены повышенному риску гипертонии, а сопутствующее присутствие диабета и гипертонии связано с экспоненциальным увеличением риска сердечно-сосудистых, цереброваскулярных и почечных событий.45 Предыдущие исследования показали, что снижение артериального давления у таких пациентов приводит к к значительному сокращению сердечно-сосудистых событий, подчеркивая необходимость агрессивного лечения гипертонии в этой когорте.46 Однако, является ли один класс антигипертензивных препаратов выше другого спорным. Ранние исследования блокады RAS у пациентов с диабетом и микроальбуминурией показали значительный «ренопротективный» эффект (в основном за счет замедления прогрессирования до клинической протеинурии) по сравнению с плацебо 47, что привело к рекомендации блокаторов RAS для этого указания. Эта рекомендация была позже распространена на всех людей с диабетом. Кроме того, небольшие сравнительные испытания блокаторов RAS-блокаторов (фозиноприла) против блокаторов кальциевых каналов (амлодипина), таких как рандомизированное исследование сердечно-сосудистых событий Fosinopril Versus Amlodipine (380 участников), показали значительное снижение сердечно-сосудистых событий (вторичная конечная точка комбинированного исхода инфаркт миокарда, инсульт или госпитализация при стенокардии) с блокаторами RAS по сравнению с блокаторами кальциевых каналов.24 Однако тяжелые конечные точки смерти или инфаркта миокарда в этом испытании не различались. Последующие руководящие принципы, включая седьмой доклад Объединенного национального комитета по предупреждению, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления, способствовали диабету как убедительному признаку блокады RAS. В Американской Диабетической Ассоциации говорится: «У людей с диабетом ингибиторы ренин-ангиотензиновой системы (РАН) могут иметь уникальные преимущества для начального или раннего лечения гипертонии». Однако в более поздних исследованиях не было показано превосходство блокаторов RAS по сравнению с другие антигипертензивные средства для тяжелых сердечно-сосудистых исходов.35 Кроме того, исследования с более высоким размером выборки (например, антигипертензивное и липидоподобное лечение для профилактики сердечной атаки (ALLHAT) с 13 101 пациентом с диабетом) также не показали превосходства RAS по сравнению с другими антигипертензивными средствами для сердечно-сосудистых исходов18. Действительно, два десятилетия назад один автор заявил о прогрессировании хронического заболевания почек, что «несмотря на некоторые расхождения в экспериментальных исследованиях, недавние контролируемые клинические испытания показывают аналогичное замедление прогрессирования либо с помощью ACEi [ Ингибитор АПФ] или CCB [блокатор кальциевых каналов] ». 48 Следовательно, теперь мнение дайвера ges среди различных руководств о роли блокады RAS в людях с мочеизнурением, с некоторыми директивами все еще рекомендую RAS blockers как предпочтительные снадобья и некоторые понижать их для того чтобы быть наравне с другими классами антигипертензивного снадобья.

Учитывая противоречие и несоответствие в различных рекомендациях по поводу роли блокаторов RAS у людей с диабетом, мы оценили сравнительную эффективность блокаторов RAS по сравнению с другими антигипертензивными агентами у людей с диабетом, исключая когорты, где показано, что блокаторы RAS обеспечивают выгоду (что есть, сердечная недостаточность). Мы также исключили плацебо-контролируемые исследования, поскольку плацебо не является стандартом лечения у таких пациентов. Результаты этого исследования с более чем 95 000 пациентов в течение последующих лет после рандомизированных исследований блокаторов RAS по сравнению с другими антигипертензивными агентами не показали превосходства блокаторов RAS над другими антигипертензивными средствами для предотвращения тяжелых сердечно-сосудистых или почечных исходов. Заметным исключением в нашем анализе было то, что блокаторы RAS были выше блокаторов кальциевых каналов для профилактики сердечной недостаточности. Этот результат (сердечная недостаточность) был в основном обусловлен испытанием ALLHAT, результаты которого были подвергнуты критике.49 Наши результаты аналогичных результатов с блокаторами RAS по сравнению с другими антигипертензивными средствами, таким образом, поддерживают как Руководство Общества Кардиологии / Европейского общества Гипертензии 2013 года5 и восьмой Объединенный национальный комитет по предупреждению, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления6, рекомендация о том, что любой класс антигипертензивных средств может использоваться у людей с диабетом.

Как Руководство Общества кардиологов / Европейское общество по гипертензии 2013 года5, так и восьмой Объединенный национальный комитет по профилактике, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления в 2014 году6 рекомендуют RAS-блокаторы в присутствии протеинурии или микроальбуминурии. Рекомендации, направленные на применение блокаторов RAS у пациентов с диабетом и хроническим заболеванием почек, обусловлены, в основном, плацебо-контролируемыми исследованиями блокаторов RAS, где наблюдалось снижение удвоения концентрации креатинина в сыворотке (субальбулярная оценка сердечно-сосудистой и почек) Исследование оценки (MICRO-HOPE) и сокращение конечных точек в NIDDM с помощью исследования антагониста ангиотензина II Losartan (RENAAL) и терминальной стадии почечной недостаточности (RENAAL) по сравнению с плацебо .50
51 Касас и его коллеги показали большую выгоду от блокаторов RAS по результатам почечной недостаточности в плацебо-контролируемых исследованиях, чем активные сравнительные испытания, и пришли к выводу, что преимущества блокаторов RAS по почечным исходам, вероятно, являются результатом снижения артериального давления.52 Палмер и его коллеги в мета -анализ испытаний, в которых участвовали пациенты с диабетом и заболеваниями почек, было установлено, что никакой режим лечения не эффективнее плацебо для снижения смертности от всех причин.53 Однако конечная стадия почечной недостаточности и удвоение концентрации креатинина были менее вероятными, а регрессия альбуминурии была более вероятно, с ингибиторами АПФ или АРБ по сравнению с плацебо.53 Ограниченные испытания показали это превосходство в активных испытаниях компаратора. В исследовании Irbesartan II типа диабетической нефропатии (1715 пациентов с диабетической нефропатией) блокатор ИРБесартана РАН по сравнению с блокатором кальциевых каналов амлодипин был связан со значительным снижением риска первичной конечной точки композита (32,6% против 41,1%, P = 0,006) удвоения концентрации креатинина в сыворотке, развития почечной недостаточности в конце стадии или смерти от любой причины, обусловленной различиями в удвоении концентрации креатинина в сыворотке (16,9% против 25,4%, Р <0,001), с числовой нижней конечной стадией почечная недостаточность (14,2% против 18,3%, Р = 0,07), но без различия в смерти (15,0% против 14,6%, Р> 0,05) .28 Наконец, Ву и его коллеги в метаанализе блокаторов RAS у пациентов с диабетом показали не было статистически значимой разницы между методами лечения тяжелой конечной точки почечной недостаточности на конечной стадии даже в сравнении с плацебо.54 Однако ингибитор АПФ уменьшил риск удвоения креатинина сыворотки по сравнению с плацебо.54 Наше исследование исключало плацебо и не продемонстрировали преимущества для лечения конечной стадии почечной недостаточности с блокаторами RAS по сравнению с другими антигипертензивными агентами. Наш анализ с 17 626 пациентами (для исхода конечной стадии почечной недостаточности) имел мощность 94%, чтобы показать 23% -ное снижение почечной болезни на конечной стадии с блокаторами RAS по сравнению с контрольными средствами и, таким образом, достаточно для питания, чтобы показать разницу, если один существовала.

Мы использовали данные пробного уровня только для анализа и, следовательно, не могли контролировать различия между испытаниями. Хотя отдельный анализ в когорте пациентов с нефропатией желателен, исследования не сообщали о результатах отдельно для этой когорты. Более того, определение нефропатии было переменным. Кроме того, большинство исследований у пациентов с диабетом и нефропатией были плацебо-контролируемыми исследованиями и исключались в текущем анализе. Было проведено всего несколько исследований для блокаторов RAS по сравнению с диуретиками и блокаторами RAS по сравнению с β-блокатором, и анализ, вероятно, был недостаточным. Для почечных исходов мы оценивали только конечную стадию почечной болезни как результат, так как это считается «тяжелой» почечной конечной точкой. Хотя можно утверждать, что удвоение концентрации креатинина в сыворотке является строгой почечной конечной точкой, только одно исследование сообщило об этом результате. У большинства пациентов с диабетом и гипертонией требуется в среднем два антигипертензивных средства, и поэтому агент должен быть первым, не может быть критическим. Результаты были частично вызваны испытанием ALLHAT, учитывая размер выборки. Однако это исследование не контролировало белок мочи.

Этот анализ сравнительных испытаний блокаторов RAS по сравнению с другими антигипертензивными средствами у людей с диабетом (и в основном без микроальбуминурии или протеинурии) не показал превосходства блокаторов RAS по сравнению с другими антигипертензивными средствами для предотвращения тяжелых результатов. Результаты подтверждают рекомендацию как Руководства Европейского общества кардиологов / Европейского общества по гипертензии 2013 года, так и восьмого доклада Объединенного национального комитета по предупреждению, выявлению, оценке и лечению высокого кровяного давления в 2014 году6, который может быть любым классом антигипертензивных средств используется у людей с диабетом, особенно у лиц без почечной недостаточности.

Различные рекомендации рекомендуют блокаторы ренин-ангиотензиновой системы (RAS) в качестве лечения первой линии для людей с диабетом, преимущественно на основе контролируемых плацебо испытаний, проведенных 20 лет назад

Однако другие рекомендации рекомендуют RAS-блокаторы наравне с другими антигипертензивными препаратами на основе более поздних исследований, сравнивающих блокаторы RAS с активными компараторами

Наше исследование показывает, что у людей с диабетом RAS-блокаторы аналогичны другим антигипертензивным средствам при снижении риска тяжелых сердечно-сосудистых и почечных конечных точек

Эти результаты подтверждают Европейское общество кардиологов / Европейское общество гипертонии и восьмой совместный национальный комитет по профилактике, выявлению, оценке и лечению рекомендаций высокого кровяного давления

Эти рекомендации рекомендуют использовать любые антигипертензивные средства у людей с диабетом, но без заболевания почек

Дополнительные материалы, предоставленные автором

Web extra: дополнительное приложение

Щелкните здесь для получения дополнительных данных.

Авторы: С.Б. задумал, разработал и контролировал исследование, провел статистический анализ и подготовил рукопись. RF и BT получили данные. Все авторы анализировали и интерпретировали данные и критически пересматривали рукопись для важного интеллектуального контента. SB является гарантом. Он имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Финансирование: Нет.

Конкурирующие интересы: все авторы заполнили форму единообразного раскрытия ICMJE по адресу www.icmje.org/coi_disclosure.pdf и заявляют: следующие финансовые отношения с организациями, которые могут заинтересоваться представленной работой за предыдущие три года: SB получает гонорары от Abbott, Boehringher Ingelheim, Daiichi Sankyo, Merck, Gilead и Pfizer. FHM является консультантом для Daiichi, Sankyo, Pfizer, Takeda, Abbott, AbbVie, Servier, Medtronic и Ipca Laboratories.

Этическое утверждение: не требуется.

Обмен данными: дополнительных данных нет.

Прозрачность: гарант (SB) подтверждает, что рукопись — это честный, точный и прозрачный отчет об исследовании; что никакие важные аспекты исследования не были опущены; и что были объяснены любые расхождения в учебе по плану.

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *