Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Метаболическое здоровье является более важным фактором, определяющим развитие диабета, чем простое ожирение: 4-летнее ретроспективное продольное исследование

Metabolic Health Is a More Important Determinant for Diabetes Development than Simple Obesity: A 4-Year Retrospective Longitudinal Study
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4037196/

Конкурирующие интересы: авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

Задуманные и разработанные эксперименты: EJR WYL. Выполнены эксперименты: EJR MKL JDK WSJ JCB SEP CYP KWO SWP WYL. Проанализированы данные: EJR WYL. Написал статью: EJR WYL.

Недавние исследования сообщают о важности метаболического здоровья за пределами ожирения. Цель этого исследования — сравнить риск развития диабета в зависимости от статуса метаболического здоровья и ожирения в среднем за 48,7 месяца.

6 748 пациентов без диабета (средний возраст 43 года) были разделены на четыре группы в соответствии с базовым метаболическим здоровьем и статусом ожирения: метаболически здоровым не страдающим ожирением (MHNO), метаболически здоровым ожирением (MHO), метаболически нездоровым не страдающим ожирением (MUHNO) и метаболически нездоровое ожирение (MUHO). Будучи метаболически здоровым, определялось тем, что у 5 компонентов было менее 2 компонентов, то есть высокое кровяное давление, высокий уровень глюкозы в крови натощак, высокий уровень триглицеридов, низкий уровень холестерина липопротеинов высокой плотности и высокий уровень децильной оценки модели гомеостаза — резистентность к инсулину (HOMA-IR). Состояние ожирения оценивали по индексу массы тела (ИМТ) выше 25 кг / м2. Развитие диабета ежегодно оценивалось с помощью самообновления, глюкозы натощак и HbA1c.

На исходном уровне 45,3% субъектов были MHNO, 11,3% — MHO, 21,7% — MUHNO, а 21,7% — MUHO. Во время медианного наблюдения в течение 48,7 месяцев у 277 субъектов (4,1%) развился диабет. Соотношение риска развития диабета составляло 1,338 в группе MHO (95% ДИ 0,67-2,672), 4,321 в группе MUHNO (95% ДИ 2,702-6,910) и 5,994 в группе MUHO (95% ДИ 3,561-10,085), когда считалась группа MHNO как эталонная группа. Эти результаты были схожими после корректировки изменений факторов риска в течение последующего периода.

Риск развития диабета в будущем был выше в метаболически нездоровых подгруппах по сравнению с метаболически здоровыми субъектами, независимо от состояния ожирения.

Известно, что жировая ткань представляет собой не только сбор жировых клеток, но и активный эндокринный орган, который выделяет различные адипоцитокины, которые влияют на расход энергии и метаболизм нашего организма [1]. Кроме того, не фактическое количество жировой ткани, а место, где они осаждаются, влияет на большую часть их метаболической функции; например, висцеральный жир является отправной точкой для резистентности к инсулину и атеросклерозу, поскольку он более подвержен липолизу и высвобождает свободную жирную кислоту в кровообращение, тогда как подкожный жир известен защитным эффектом против резистентности к инсулину и ожирения [2], [ 3].

Недавно предложенная концепция «метаболически здорового ожирения» предполагает, что существует подгруппа пациентов с ожирением с метаболически здоровым фенотипом [4] — [6]. Эти субъекты, похоже, защищены от ожирения, вызванного ухудшением обмена веществ, таких как дислипидемия, диабет, гипертония и сердечно-сосудистый риск. Недавний результат проспективного когортного исследования «Здоровое исследование Северо-Запада» показал, что у метаболически здоровых пациентов с ожирением чаще развивается диабет с диабетом по сравнению с аналогами с нормальным весом [7]. Они также сообщили, что защитный фенотип «здорового ожирения» наблюдался только у определенных подмножеств предметов и не поддерживался у целого пациента.

Поскольку предыдущее исследование было проведено только у кавказцев, мы разработали это исследование, чтобы сравнить риск развития диабета среди групп, делящихся на базовое метаболическое здоровье и состояние ожирения, в медианном наблюдении за 48,7 месяцами в большой когорте недиабетических корейцев которые участвовали в программе скрининга здоровья.

Участники предоставили письменное информированное согласие на использование данных скрининга здоровья для исследования. Процедура разработки, протокола и согласия этого исследования была рассмотрена и одобрена Управлением по изучению состояния стационара Kangbuk Samsung (KBS12089) и соответствует Хельсинкской декларации 1975 года.

Это было ретроспективное исследование, и участники были участниками Kangbuk Samsung Health Study, большой базы данных от участников программы медицинского осмотра здоровья в Центре укрепления здоровья больницы Kangbuk Samsung, Университета Сунгюнкван, Сеул, Корея. Цель программы медицинского осмотра здоровья заключается в содействии здоровью сотрудников посредством регулярных проверок состояния здоровья и для раннего выявления существующих заболеваний. Большинство опрошенных — это сотрудники и члены семей различных промышленных компаний со всей страны. Расходы на медицинские осмотры в значительной степени оплачиваются их работодателями, и значительная часть экзаменуемых проходит экзамены ежегодно или раз в два года.

Первоначальные данные были получены от 10 868 участников, в которых ежегодный контроль за состоянием здоровья проводился в течение пяти лет подряд в период с января 2005 года по декабрь 2009 года. Среди них 4 121 человек были исключены из-за наличия диабета и отсутствующих данных, особенно натощак уровней инсулина и липидных профилей , Окончательные анализы проводились у 6 748 субъектов (4 958 мужчин и 1790 женщин) со средним возрастом 43,0 года.

Высота и вес измерялись дважды, а затем усреднялись. Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали путем деления веса (кг) на квадрат высоты (м). Кровяное давление измеряли с использованием стандартизированного сфигмоманометра после пяти минут отдыха. Окружность талии (WC) измерялась в положении стоя, в средней точке между передним подвздошным гребнем и нижней границей ребра одним экзаменатором. Значения для окружности талии были доступны только у 2900 предметов из-за несогласованности метода измерения.

Измерения состава тела испытуемых проводились с помощью сегментного биоэлектрического импеданса с использованием восьми трактационных электродов в соответствии с инструкциями изготовителя (InBody 3 · 0, Biospace, Korea). Измеряли массовую массу (кг), массу жира (кг) и процентную массу жира (%). Индекс скелетных мышц (SMI) рассчитывали по следующей формуле: безводная масса (кг) / масса тела (кг) × 100 [8].

Все испытуемые были исследованы после ночного голодания. Метод гексокиназы использовали для тестирования концентрации глюкозы натощак (Hitachi Modular D2400, Roche, Tokyo, Japan). Концентрации натощак инсулина определяли с помощью электрохимиолюминесцентного иммуноанализа (Hitachi Modular E170, Roche, Tokyo, Japan). Аланинаминотрансферазу (АЛТ) и аспартатаминотрансферазу (АСТ) измеряли УФ без метода Р5Р (Advia 1650 Autoanalyzer, Bayer Diagnostics, Leverkusen, Germany). Для измерения общей концентрации холестерина (ТС) и триглицеридов (ТГ) использовали ферментативный калориметрический тест. Метод селективного ингибирования использовали для измерения уровня холестерина липопротеинов высокой плотности (HDL-C), и для измерения уровня холестерина липопротеинов низкой плотности (LDL-C) использовали гомогенную ферментативную калориметрическую проверку. HbA1c измеряли иммунотурбидиметрическим анализом с помощью автоматического анализатора Cobra Integra 800 (Roche Diagnostics, Basel, Switzerland) с эталонным значением 4,4-6,4%. Методология была согласована с испытанием по борьбе с сахарным диабетом и осложнениями (DCCT) и стандартами Национальной программы по стандартизации Гликогемоглобина (NGSP) [9]. Коэффициент вариации внутрипроблемного анализа (CV) составлял 2,3%, а CV между-анализами составлял 2,4%, как в пределах приемлемых пределов NGSP [10]. Сывороточный высокочувствительный уровень С-реактивного белка (hs-CRP) измеряли с использованием нефелометрического анализа и с использованием нефелометра BNII (Dade Behring, Deerfield, IL).

Субъекты с основным диабетом в начале исследования были исключены из исследования. Наличие нарушенной глюкозы натощак и сахарного диабета определялось в соответствии с опросом участников и диагностическими критериями Американской диабетической ассоциации [11]. Развитие диабета оценивали в каждом году с теми же диагностическими критериями сахарного диабета.

Наличие гипертонии определялось критериями, рекомендованными в седьмом докладе Объединенного национального комитета по профилактике, выявлению, оценке и лечению высокого АД (JNC 7) [12]: ≥ 140/90 мм рт. Ст. Или в настоящее время принимающих антигипертензивные препараты ,

Сопротивление инсулину измеряли с использованием гомеостатической модели оценки резистентности к инсулину (HOMA-IR) и получали путем применения следующей формулы: HOMA-IR = натощак инсулина (IU / mL) × натощак глюкозы натощак (ммоль / л) / 22,5 [13].

Курильщик определялся как субъект, который когда-либо курил по крайней мере пять общих пачек сигарет за всю свою жизнь. Выполнение регулярных упражнений определялось, если субъект регулярно проводит умеренную интенсивность не реже трех раз в неделю. Питье алкоголя определяли как питье алкоголя более 20 г алкоголя каждый день. Эти привычки стиля жизни оценивались ежегодно с помощью самопроверки.

Состояние ожирения определялось на основе комбинированного учета статуса ожирения по категории ИМТ (не ожирение <25 кг / м2, ожирение ≥25 кг / м2). В 2000 году регион Западной части Тихого океана ВОЗ предложил пересмотренные азиатско-тихоокеанские критерии ожирения в азиатских популяциях с использованием уменьшенных значений индекса массы тела (ИМТ) ≥25 кг / м2 у обоих полов [14].

Будучи метаболически здоровым, было определено, что у четырех компонентов метаболического синдрома, помимо критериев WC, было меньше двух метаболических нарушений плюс статус резистентности к инсулину, определенный HOMA-IR, который был модифицирован по критериям Wildman et al. [15], [16]:

1) Систолическое артериальное давление≥130 мм рт.ст. и / или диастолическое артериальное давление ≥85 мм рт. Ст. Или на антигипертензивную терапию

2) Триглицерид ≥ 150 мг / дл

3) глюкоза натощак ≥100 мг / дл

4) ЛПВП-холестерин <40 мг / дл у мужчин, <50 мг / дл у женщин

5) HOMA-IR ≥90-й процентили

Согласно вышеуказанным критериям участники были разделены на 4 группы:

1) Метаболически здоровый, не страдающий ожирением (MHNO): BMI <25 кг / м2 и <2 метаболический фактор риска

2) Метаболически здоровый, ожирение (MHO): ИМТ ≥25 кг / м2 и <2 метаболический фактор риска

3) Метаболически нездоровый, не страдающий ожирением (MUHNO): BMI <25 кг / м2 и ≥2 метаболический фактор риска

4) Метаболически нездоровый, ожирение (MUHO): BMI ≥25 кг / м2 и ≥2 метаболический фактор риска

Все данные были проанализированы с использованием SPSS Windows версии 18.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Сравнение средних значений и распространенности метаболических переменных среди четырех групп, деленное на базовое метаболическое здоровье и состояние ожирения, проводилось с односторонним анализом дисперсии (ANOVA) и хи-квадратным тестом и данными, которые не соответствуют нормальному распределению были проанализированы после логарифмического преобразования. Сравнения соотношения рисков (HR) для развития диабета при диабете в четырех группах, разделенных базовым метаболическим здоровьем и ожирением, были проанализированы с помощью анализа моделей пропорциональной опасности Cox после корректировки смежных переменных на исходном уровне и изменений факторов риска, таких как масса тела, статус алкоголя, медикаменты, курение и регулярные физические нагрузки, от базового периода до момента развития диабета. Анализ выживаемости диабета Каплана-Мейера проводился с развитием развития диабета после 4 лет в соответствии с базовым уровнем метаболического здоровья и состояния ожирения. Статистическая значимость определялась как р <0,05.

Средний возраст участников составил 43 года (таблица 1). На исходном уровне 3055 (45,3%) пациентов находились в группе MHNO, 762 (11,3%) в группе MHO, 1464 (21,7%) в группе MUHNO и 1467 (21,7%) в группе MUHO. Среди испытуемых 1845 субъектов (27,3%) были нарушены статус глюкозы натощак (IFG), а доля субъектов, которые были в статусе ИФГ, была выше в метаболически нездоровых группах по сравнению с метаболически здоровыми группами.

MHNO, метаболически здоровый, не страдающий ожирением; MHO, метаболически здоровый ожирение; MUHNO, метаболически нездоровый, не страдающий ожирением; MUHO, метаболически нездоровый ожирение; FBS, уровень сахара в крови натощак; AST, аспартатаминотрансфераза; ALT, аланинаминотрансфераза; БУН, азот мочевины крови; TC, общий холестерин; HDL-C, холестерин липопротеинов высокой плотности; LDL-C, холестерин липопротеинов низкой плотности; HbA1c, гликозилированный гемоглобин; hs-CRP, высокочувствительный С-реактивный белок; ИМТ, индекс массы тела; BP, артериальное давление; HOMA-IR, индекс оценки модели гомеостаза — резистентность к инсулину, IFG, нарушение глюкозы натощак.

*
P для одностороннего теста ANOVA. a, b, c, d, e Эти же буквы не обозначают существенных различий между назначенными группами в пост-hoc-анализах. В противном случае группы показали существенные различия между группами, прошедшими послеоперационный анализ.

Значения для окружности талии были доступны только у 2900 предметов из-за несогласованности метода измерения.

Субъекты, которые когда-либо курили более 5 пачек сигарет.

Метаболически нездоровые группы показали значительно худшие средние значения в FBS, креатинине сыворотки, TG, HDL-C, инсулине натощак, BP и HOMA-IR по сравнению с метаболически здоровыми группами. Тучные группы показали значительно худшие средние значения в ферментах печени, общем холестерине, массе тела и ИМТ по сравнению с пациентами, не страдающими ожирением (таблица 1). Высокочувствительный С-реактивный белок (hs-CRP) показал наивысшее среднее значение в группе MUHO среди четырех групп, а группа MHO показала значительно более низкое среднее значение hs-CRP по сравнению с группой MUHO. Хотя значения окружности талии (WC) были доступны только у 2900 участников из-за неточности в методе измерения, метаболически нездоровые предметы показали значительно больший WC по сравнению с метаболически здоровыми тучными или не страдающими ожирением сверстниками, хотя не было различий в процентном содержании жиров между ожирением или не-ожирение одноранговых групп. Тучные группы показали значительно более низкий индекс скелетных мышц (SMI) по сравнению с группами, не страдающими ожирением.

Значительно больше предметов когда-либо курили более пяти пачек сигарет и меньших предметов, которые регулярно проводились в метаболически нездоровых группах по сравнению с метаболически здоровыми группами. Группа MUHNO показала самую низкую долю субъектов, которые регулярно тренировались. Тучные субъекты, как правило, употребляли больше алкоголя по сравнению с пациентами, не страдающими ожирением (таблица 1).

Когда распространенность метаболических компонентов, которые были включены в оценку метаболического здоровья, сравнивалась между группами, деленными на базовое метаболическое здоровье и состояние ожирения, распространенность для всех компонентов была выше в метаболически нездоровых группах (MUHNO и MUHO) по сравнению с теми, в метаболически здоровых группах (MHNO и MHO) (таблица 2, рисунок 1). Среди компонентов распространенность гипертриглицеридемии и низкого уровня ЛПВП была значительно выше в метаболически нездоровых группах по сравнению с другими компонентами в метаболически здоровых группах.

MHNO, метаболически здоровый, не страдающий ожирением; MHO, метаболически здоровый ожирение; MUHNO, метаболически нездоровый, не страдающий ожирением; MUHO, метаболически нездоровый ожирение; ТГ, триглицерид; HDL-C, холестерин липопротеинов высокой плотности; IFG, нарушение глюкозы натощак; HOMA-IR, индекс оценки модели гомеостаза — резистентность к инсулину.

Во время медианного наблюдения в течение 48,7 месяцев 277 пациентов (4,1%) развивали диабет. Группа MUHO показала самый высокий показатель заболеваемости диабетом на 10,7%, а группа MHNO показала самый низкий показатель заболеваемости диабетом на 0,9% среди четырех групп (таблица 1). Показатели MHO показали более низкий уровень развития диабета при диабете (1,8%) по сравнению с субъектами MUHNO (5,4%).

В модели с пропорциональной пропорциональностью с развитием диабета в качестве зависимой переменной субъекты MHO показали HR 1,338, субъекты MUHNO показали, что HR из 4.321 и MUHO субъектов показали HR 5.994 для развития диабета после корректировки базовых факторов смешения с группой MHNO в качестве эталона группы (таблица 3). Аналогичные результаты наблюдались, когда в эту же модель были включены изменения смешающих факторов в течение последующего периода, такие как изменения массы тела, статуса упражнения, употребления алкоголя и антигипертензивных препаратов. В анализе выживаемости без использования болезни Каплан-Майер группа MUHO показала самую низкую выживаемость без диабета для диабета среди четырех групп, а группа MUHNO показала вторую самую низкую выживаемость без болезни рядом с группой MUHO (рисунок 2). Группа MHO продемонстрировала более высокую степень безрецидивной выживаемости по сравнению с метаболически нездоровыми группами.

Средний период наблюдения составил 48,7 месяца. Субъекты были разделены на четыре группы в соответствии с базовым метаболическим здоровьем и статусом ожирения.

MHNO, метаболически здоровый, не страдающий ожирением; MHO, метаболически здоровый ожирение; MUHNO, метаболически нездоровый, не страдающий ожирением; MUHO, метаболически нездоровый ожирение.

* Дополнительная корректировка базовой истории курения, употребления алкоголя, регулярного статуса физической нагрузки, образования и антигипертензивных препаратов.

Дополнительная корректировка исходной истории курения и образования, а также изменения веса тела, употребления алкоголя, регулярного состояния упражнений и антигипертензивных препаратов в течение последующего периода.

В этом исследовании метаболически нездоровые субъекты показали значительно повышенный риск развития диабета в среднем на 48,7 месяца наблюдения по сравнению с метаболически здоровыми субъектами, независимо от статуса ожирения, оцененного ИМТ. В модели пропорционально-пропорциональной опасности группы MUHNO и MUHO показали значительно более высокий уровень развития диабета при более чем четырехкратном увеличении риска развития диабета по сравнению с группой MHNO. Эти результаты были схожими после корректировки изменений смешающих факторов в течение последующего периода. Кроме того, группа MUHO показала большее среднее значение для WC по сравнению с группой MHO с аналогичным количеством процента жира в организме, что свидетельствует о роли висцерального ожирения в ухудшении метаболического здоровья. Эти данные свидетельствуют о важности метаболического здоровья при развитии диабета и дополнительной важности висцерального ожирения при метаболическом здоровье, кроме простого ожирения, оцененного ИМТ более 25 кг / м2 в этой популяции исследователей.

Не так много исследований сообщается о взаимосвязи между развитием диабета и метаболическим здоровым ожирением. В очень недавнем проспективном исследовании, проведенном у 3 743 кавказцев, которые наблюдались в течение 5,5-10,3 лет, у субъектов МГО чаще развивались метаболический риск и диабет при диабете по сравнению с метаболически здоровыми нормальными массовыми субъектами [7]. Это соответствует результатам нашего исследования, в результате чего метаболически нездоровые субъекты показали более высокий риск развития диабета по сравнению с метаболически здоровыми субъектами более чем в три раза даже после корректировки возможных смешающих факторов на исходном уровне и в течение последующего периода, что указывает на важность метаболического здоровья, оцененного различными факторами метаболического риска, по сравнению с простым ожирением, полученным от ИМТ. По крайней мере, из результатов нашего исследования видно, что простое ожирение, оцениваемое ИМТ, не является формой ожирения, которое может повлиять на метаболическое здоровье и последующее развитие диабета.

Затем, каков фактор, который вызывает различия в результатах между метаболически здоровыми нездоровыми тучными или не страдающими ожирением субъектами? Результаты предыдущих исследований показывают различия в составе тела, физической активности, сердечно-респираторной пригодности, различных адипоцитных характеристиках и количестве воспалительных реакций в качестве механизмов, лежащих в основе различия между метаболически здоровыми и нездоровыми тучными субъектами [4], [17 ] — [19]. Помимо уже известных предполагаемых механизмов, очень недавнее исследование, проведенное в 2 047 кавказцах [20], показало, что умеренный и высокий уровень физической активности и соответствие рекомендациям пищевой пирамиды увеличивают вероятность MHO.

В нашем исследовании метаболически нездоровые группы имели тенденцию к меньшим нагрузкам и имели более высокую распространенность для курения, по сравнению с метаболически нездоровыми группами. В частности, группа MUHNO показала самую низкую долю субъектов, которые регулярно тренировались среди четырех групп. Кроме того, средний WC был больше у метаболически нездоровых субъектов по сравнению с метаболически здоровыми тучными или не страдающими ожирением сверстниками с аналогичным процентом жировых отложений, что указывает на важность не только количества жира, но и накопления жира. Другим важным различием между метаболически здоровыми и нездоровыми группами было значительно более высокое распространение атерогенной дислипидемии, представленной гипертриглицеридемией и низким уровнем HDL-C, по сравнению с другими компонентами, такими как IFG, высокое кровяное давление или резистентность к инсулину, что указывает на относительно более сильное влияние дислипидемии на развитие диабета даже среди метаболических параметров. Это соответствует предыдущему исследованию, в котором сообщается о независимой ассоциации атерогенной аномалии липопротеинов с развитием диабета 2 типа [21]. Кроме того, метаболически нездоровые группы показали значительно более высокий уровень hs-CRP по сравнению с метаболически здоровыми сверстниками, что указывает на роль системного воспаления в развитии диабета. Эти результаты свидетельствуют о важности модификации образа жизни и последующего сокращения висцерального ожирения и системного воспаления при сохранении метаболического здоровья и нормогликемии, а не только уменьшении массы тела как такового.

Наше исследование имеет ограничения. Поскольку наше исследование является наблюдательным, точный механизм результатов не может быть полностью объяснен. Отсутствие уровня глюкозы после заражения диагнозом диабета может привести к искажению истинной доли пациентов с диабетом. Однако, поскольку мы включили HbA1c более чем на 6,5% и историю лечения диабета в определение диабета, это может иметь достаточную мощность для исключения пациентов с диабетом [22]. Во-вторых, поскольку большинство участников были только слегка страдающими ожирением азиатами (ИМТ <30 кг / м2), существуют ограничения на применение наших результатов у пациентов с более высоким уровнем ожирения. В-третьих, мы использовали 5 компонентов, то есть гипертонию, IFG, гипертриглицеридемию, низкий уровень HDL-C и находились в самом высоком дециле HOMA-IR, для оценки метаболического здоровья вместо 6 компонентов, используемых в предыдущих исследованиях [15], [23]. Тем не менее, мы были осторожны в отношении включения или использования определенного обрезания hs-CRO для определения метаболического здоровья в этой популяции, поскольку уровни hs-CRP могут быть очень разными среди разных этнических групп [24]. В-четвертых, мы не смогли приспособиться к семейной истории диабета типа 2 у участников в кокс-пропорциональной модели риска. Наследуемость диабета 2 типа оценивается в 22-33% от исследований близнецов и семей, хотя многочисленные генетические и экологические факторы влияют на развитие диабета в реальных практических условиях [25] - [27]. Наконец, поскольку нет единого определения метаболического здоровья, могут быть значительные различия в результатах, в соответствии с которыми применяется определение [28]. Со всеми этими ограничениями это исследование имеет смысл в том, что это было первое исследование, проведенное в азиатском населении по этому вопросу.

В заключение, риск развития диабета в будущем был выше у метаболически нездоровых субъектов по сравнению с рисками для метаболически здоровых субъектов, независимо от состояния ожирения. Следовательно, быть метаболически нездоровым может быть более важным для развития диабета, чем просто быть ожирением. Мы должны приложить усилия для того, чтобы обратить вспять метаболическое здоровье у этих пациентов с высоким риском и начать раннее интенсивное изменение образа жизни у этих субъектов, поскольку простая потеря веса может быть не оптимальным решением для них.

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *