Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Улучшенный результат для беременных женщин с диабетом типа 1 с микроальбуминурией или диабетической нефропатией

Improved Pregnancy Outcome in Type 1 Diabetic Women With Microalbuminuria or Diabetic Nephropathy
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2606826/

Корреспондент: Лене Рингхолм Нильсен, enel@dadlnet.dk

Читатели могут использовать эту статью, пока работа должным образом процитирована, использование является образовательным, а не для получения прибыли, и работа не изменяется. Подробнее см. Http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/3.0/.

ЦЕЛЬ — описать результат беременности у диабетических женщин 1-го типа с нормоальбуминурией, микроальбуминурией или диабетической нефропатией после реализации усиленной антигипертензивной терапевтической стратегии.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ДИЗАЙН И МЕТОДЫ — Проспективное исследование 117 беременных женщин с диабетом 1 типа. Антигипертензивная терапия, в основном метилдопа, давалась для получения артериального давления <135/85 мм рт.ст. и экскреции альбумина в моче <300 мг / 24 ч. Артериальное давление и A1C регистрировались во время беременности. Результат беременности сравнивали с недавно опубликованными исследованиями беременных женщин с микроальбуминурией или диабетической нефропатией.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Антигипертензивная терапия была проведена у 14 из 100 женщин с нормоальбуминурией, 5 из 10 женщин с микроальбуминурией и всех 7 женщин с диабетической нефропатией. Среднее систолическое артериальное давление во время беременности составляло 120 мм рт.ст. (диапазон 101-147), 122 мм рт.ст. (116-135) и 135 мм рт.ст. (111-145) у женщин с нормоальбуминурией, микроальбуминурией и диабетической нефропатией соответственно (Р = 0,0095). Между группами не было обнаружено различий в среднем диастолическом артериальном давлении или A1C. У женщин с микроальбуминурией развилась преэклампсия. Частота преждевременных родов составляла 20% у женщин с нормоальбуминурией и микроальбуминурией в отличие от 71% у женщин с диабетической нефропатией (Р <0,01), где средний гестационный возраст составлял 258 дней (220-260). По сравнению с предыдущими исследованиями, использующими менее строгую антигипертензивную терапевтическую стратегию и менее строгий метаболический контроль, гестационный возраст был более длительным, а вес при рождении был большим в нашем исследовании.

ВЫВОДЫ. С усиленной антигипертензивной терапией и строгим контролем обмена веществ у женщин с диабетом 1 типа с микроальбуминурией и нормоальбуминурией наблюдался сопоставимый исход беременности. Хотя менее тяжело, чем в предыдущих исследованиях, диабетическая нефропатия была связана с более неблагоприятным исходом беременности.

Опубликовано до печати на http://care.diabetesjournals.org 22 октября 2008 года.

Расходы на публикацию этой статьи частично покрывались оплатой сборов за страницу. Поэтому в этой статье должно быть указано «реклама» в соответствии с 18 U.S.C. Раздел 1734 исключительно для указания этого факта.

Диабетические женщины типа 1 с микроальбуминурией или диабетической нефропатией подвергаются особому риску плохого исхода беременности (1-6). Диабетическая нефропатия связана с высоким риском гестационной гипертензии, преэклампсии и преждевременной родов (1-4,6). Аналогично, преэклампсия и преждевременная родоразрешение чаще встречаются у диабетиков с диабетом 1 типа с микроальбуминурией (3,5).

Вне беременности важность антигипертензивной терапии с ингибированием АПФ для снижения риска почечных осложнений хорошо документирована у пациентов с диабетом типа 1 с микроальбуминурией (7) и диабетической нефропатией (8). Чтобы предотвратить развитие гипертонии и протеинурии, ингибирование АПФ было зарегистрировано как эффективное даже у нормотензивных диабетических женщин с микроальбуминурией (7). Тем не менее, ингибирование АПФ на ранних сроках беременности связано с врожденными пороками развития (9), в то время как использование в конце беременности может привести к почечной недостаточности плода (10). Поэтому ингибирование АПФ следует прекратить до зачатия или как только беременность подтвердится (9). У пациентов с диабетом с микроальбуминурией или диабетической нефропатией эффект антигипертензивной терапии в отношении развития и прогрессирования гипертонии и протеинурии во время беременности представляется многообещающим при использовании антигипертензивных препаратов, которые считаются безопасными во время беременности. Однако это только редко исследовано (1,3,5).

Ретроспективное исследование показало, что раннее вмешательство с антигипертензивной терапией снижает риск преждевременных родов у диабетических женщин 1-го типа с диабетической нефропатией (1).

Ранее мы обнаружили связь между ранним началом антигипертензивной терапии у беременных диабетических женщин 1-го типа с микроальбуминурией и сниженной распространенностью преждевременных родов, вероятно, из-за снижения распространенности преэклампсии (5). Methyldopa была терапией первого выбора, основанной на сообщениях о стабильном маточно-плацентарном кровотоке, фетальной гемодинамике (11,12) и долгосрочном наблюдении (13). Учитывая, что распространенность преждевременных родов и преэклампсия по-прежнему высока (5), мы предположили, что беременные диабетические женщины 1-го типа с микроальбуминурией или диабетической нефропатией выиграют от дальнейшей усиленной антигипертензивной терапии на ранней стадии беременности. Поэтому в 2004 году мы активизировали нашу стратегию лечения на ранних сроках беременности у диабетиков с диабетом 1 типа с микроальбуминурией или диабетической нефропатией.

В этом исследовании мы описываем результат беременности у женщин с диабетом 1-го типа по степени их альбуминурии после реализации усиленной антигипертензивной терапевтической стратегии.

В течение периода исследования с 1 сентября 2004 года по 31 августа 2006 года мы провели проспективное исследование последовательно, включая все беременности у датскоязычных кавказских женщин с предтестационным диабетом типа 1 (n = 121), переданным до 14 завершенных недель гестации в Центр беременных женщин с Diabetes, Rigshospitalet, который предлагает совместное обслуживание с участием нескольких опытных акушеров и эндокринологов. Все женщины были направлены из четко определенного географического района, охватывающего 2 миллиона жителей в восточной части Дании. В настоящем анализе были включены женщины с одним плодом, живущим за 22 недели.

Две женщины с болезнью Аддисона и воспалительным заболеванием кишечника, соответственно, были исключены, чтобы избежать потенциального смещения конкурирующих заболеваний. Если у женщины было более одной беременности в период исследования (n = 2), была включена только первая беременность. В исследование было включено 117 женщин и они были отправлены до родов.

Основываясь на среднем из двух измерений 24-часовых экскреций альбумина в моче (ОАЭ) при включении, женщины были классифицированы как имеющие нормоальбуминурию (ОАЭ <30 мг / 24 ч), микроальбуминурию (30-299 мг / 24 ч) или диабетическую нефропатия (ОАЭ ≥300 мг / 24 ч) соответственно (3). У женщин с диабетической нефропатией ОАЭ также регистрировали в 14, 21, 27 и 33 недели. В оставшихся женщинах дальнейший анализ ОАЭ проводился, если протеинурия (≥1 +) присутствовала в отсутствие нитритов и лейкоцитов на мочевом щупе (Uristix, Bayer Diagnostics, Bridgend, UK), который регулярно проверялся при каждом клиническом визите , ОАЭ анализировали с помощью иммуноферментного анализа с ферментным связыванием (14). В некоторых случаях, когда 24-часовые образцы мочи отсутствовали, соотношение альбумин-креатинин в случайном образце мочи было выполнено. Ранее мы сообщали о высоком согласии между отношением ОАЭ и альбумином к креатинину с чувствительностью 94% и специфичностью 100% между двумя методами (15).

Артериальное давление измеряли цифровым монитором артериального давления (A & D Instruments, Abingdon, Oxon, U.K.) в сидячем положении после 5-10 минут отдыха. Преэклампсия у женщин с нормоальбуминурией или микроальбуминурией определялась как кровяное давление> 140/90 мм рт.ст., сопровождающееся протеинурией (≥1 +) на стерильном уровне рта, или ≥300 мг / 24 ч (протеинурия 300 мг / 24 часа приблизительно равна ОАЭ 190 мг / 24 ч) спустя 20 недель. У женщин с диабетической нефропатией диагноз основывался на тех же результатах, что и внезапное увеличение ≥15% при систолическом или диастолическом артериальном давлении (3).

Антигипертензивная терапия была начата во время беременности, если артериальное давление было ≥135 / 85 мм рт.ст. и / или ОАЭ было ≥300 мг / 24 ч. Когда ингибиторы АПФ были отозваны во время планирования предваренной беременности или в первые недели беременности, антигипертензивная терапия была начата, если ОАЭ не были нормальными или очень низкими в микроальбуминурическом диапазоне, и в этом случае женщины наблюдались без антигипертензивной терапии (5). Целями лечения были артериальное давление <135/85 мм рт.ст. и ОАЭ <300 мг / 24 ч.

Methyldopa (5,11-13) была терапией первого выбора в большинстве случаев, и, если указано, были добавлены лабеталол и / или нифедипин (5). Если дано до беременности, фуросемид был продолжен во время беременности, чтобы снизить риск отскока жидкости при повышенном артериальном давлении и ОАЭ при прекращении приема препарата (16).

Большинство женщин получали лечение базально-болюсным инсулином. Все женщины регистрировали свои самоконтролируемые показания глюкозы в плазме крови (SMPG) в дневниках диабета, которые оценивались при каждом клиническом визите. Регулярный SMPG рекомендуется по меньшей мере семь раз в день, чтобы получить допрандиальный SMPG 4,0-6,0 ммоль / л, 90-минутный постпрандиальный SMPG 4,0-8,0 ммоль / л и SMPG предварительного времени 6,0-8,0 ммоль / л (17).

Все женщины посетили наш и / или местный диабетический центр с 1- или 2-недельными интервалами для контроля диабета и контроля артериального давления. Было рекомендовано добавление фолиевой кислоты в течение первых 12 недель беременности. Структурная предконцепционная помощь не предлагалась систематически.

В средах 8 (диапазон 5-13), 14 (12-16), 21 (20-23), 27 (25-29) и 33 (31-35) недель, вес, A1C, креатинин сыворотки, доза инсулина, и было зарегистрировано артериальное давление, как и последнее зарегистрированное значение A1C и артериального давления в ~ 36 недель. Медиана SMPG рассчитывали, как описано ранее (17). A1C анализировали в нашем центре методом ингибирования латекса иммуноагглютинацией на одном и том же анализаторе (DCA 2000, Bayer, England). Нормальный диапазон A1C вне беременности составлял 4,7-6,3%, на ранних сроках беременности — 4,5-5,7%, а при поздней беременности — 4,4-5,6% (18). Креатинин сыворотки анализировали на регулярной основе.

Диабетическая ретинопатия была диагностирована с фотографиями сетчатки при включении и через 28 недель. Акушерское ультразвуковое сканирование проводилось на регулярной основе при включении; на 14, 21, 27 и 33 недели; и когда указано.

Гестационный возраст оценивался на основе раннего ультразвукового сканирования. Труд обычно вызывался после 37-40 завершенных недель на основе индивидуальной оценки, включая продолжительность диабета, наличие диабетических осложнений, предыдущую акушерскую историю и размер плода, нацеленные на то, чтобы как можно ближе дойти до полного срока. Досрочная доставка включала доставку до 37 завершенных недель и включала спонтанную доставку и доставку по медицинским показаниям, главным образом преэклампсии, плода и тяжелым грудным детям. Малый возраст для гестационного периода определялся как <10-й сантилит, а для гестационного возраста был установлен как> 90-й сантилит для гестационного возраста и пола для датской стандартной популяции (19). Перинатальная смертность определялась как смерть плода после 22 недель или неонатальная смертность в первую неделю после родов.

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина получали у четырех женщин. Дисфункция щитовидной железы была обработана левотироксином в 16 и тиамазолом в 2, что привело к нормальной функции щитовидной железы у всех 18 женщин во время беременности.

Из консультации акушерства в Rigshospitalet в первой половине беременности были завербованы 25 здоровых беременных женщин, которые соответствовали паритету и возрасту, а также при неосложненных беременностях. Артериальное давление регистрировалось в среднем 14 (диапазон 10-19), 28 (20-29) и 34 (32-38) недель, а исход беременности был собран из записей пациентов.

Среднее систолическое и диастолическое давление крови рассчитывали для значений у 8, 14, 21, 27 и 33 недель у женщин с диабетом и для значений у здоровых беременных женщин в 14, 28 и 34 недели. Протокол исследований был одобрен региональными комитетами по этике и науке и Датским агентством по защите данных.

Данные приведены как медиана (диапазон) или n (%). Категориальные переменные сравнивались по χ2 или точному тесту Фишера, если это необходимо. Непрерывные переменные анализировались односторонним ANOVA после логарифмического преобразования или непараметрическими тестами, когда это необходимо.

После логарифмического преобразования повторяющиеся измерения непрерывных данных анализировались с помощью модели компонентов дисперсии с непрерывной переменной в качестве зависимой переменной «неделя» и «группа» (нормоальбуминурия, микроальбуминурия или диабетическая нефропатия) в виде дискретных ковариатов и случайный эффект женщины как мера уровня каждой женщины во время беременности.

Различия считались статистически значимыми с двухсторонним значением P <0,05. Все статистические анализы были выполнены с использованием SAS версии 9.1 (SAS Institute, Cary, NC).

При включении на раннюю беременность у 100 (85%) диабетических женщин были нормоальбуминурия, 10 (9%) микроальбуминурия и 7 (6%) диабетическая нефропатия. Средний гестационный возраст при первом посещении составлял 61 день (диапазон 37-94) без разницы между группами (P = 0,30).

Во время беременности среднее систолическое артериальное давление составляло 120 мм рт.ст. (101-147), 122 мм рт.ст. (116-135) и 135 мм рт. Ст. (111-145) у женщин с нормоальбуминурией, микроальбуминурией и диабетической нефропатией соответственно (Р = 0,0095). Соответствующее среднее диастолическое артериальное давление составляло 72 мм рт.ст. (62-86), 75 мм рт.ст. (65-87) и 74 мм рт.ст. (71-86) (Р = 0,26). У женщин с нормоальбуминурией и микроальбуминурией не было обнаружено различий в среднем систолическом артериальном давлении (Р = 0,42) или среднем диастолическом артериальном давлении (Р = 0,61). Среднее систолическое артериальное давление было выше у женщин с диабетической нефропатией по сравнению с оставшимися женщинами (P = 0,016). При включении между женщинами с диабетической нефропатией и оставшимися женщинами не выявлено различий в систолическом (P = 0,09) или диастолическом (P = 0,20) артериальном давлении (рис. A1a и A1b доступны в онлайн-приложении по адресу http: // dx. doi.org/10.2337/dc08-1526).

Во время беременности среднее систолическое артериальное давление и среднее диастолическое артериальное давление были выше у 86 нормоальбуминурических женщин, не получавших антигипертензивную терапию во время беременности по сравнению со здоровыми беременными женщинами (120 мм рт.ст. [101-138] против 117 мм рт.ст. [102-128], P = 0,038 и 72 мм рт.ст. [62-82] против 70 мм рт.ст. [56-78], Р = 0,023).

Медианный ОАЭ среди женщин с диабетической нефропатией поддерживался значительно ниже 2000 мг / 24 ч во время беременности (онлайн-приложение А1с). Тем не менее, на поздних сроках беременности ОАЭ превысили 2 000 мг / 24 ч у трех женщин с диабетической нефропатией, которые поставили недоношенные, в основном из-за преэклампсии (n = 2).

У женщин с нормоальбуминурией шесть (6%) лечились антигипертензивной терапией до и во время всей беременности, тогда как восемь (8%) инициировали антигипертензивную терапию в среднем 30 недель (диапазон 14-36). Четверо (40%) женщин с микроальбуминурией находились на антигипертензивных препаратах до беременности, тогда как одна женщина с микроальбуминурией начала лечение через 19 недель. Все женщины с диабетической нефропатией получали антигипертензивную терапию во время беременности, из которых четыре (57%) находились на лечении до беременности, тогда как лечение было начато при первом или втором посещении у трех оставшихся женщин (таблица 1).

У двух женщин с диабетической нефропатией повышался креатинин сыворотки (89 и 95 мкмоль / л при включении, увеличиваясь до 101 и 125 мкмоль / л в течение 33 недель, нормальный небеременный диапазон 50-88 мкмоль / л). Скорость клубочковой фильтрации, измеренная до беременности, составляла 48 и 56 мл / мин, соответственно. Спустя два года и одна беременность скорость клубочковой фильтрации составляла 45 и 51 мл / мин, соответственно. Сывороточный креатинин находился в пределах нормы при включении у всех других женщин (таблица 1) и оставался стабильным на протяжении всей беременности у остальных женщин с диабетической нефропатией (62 мкмоль / л [44-74] в 33 недели, n = 4) и во всех женщины с микроальбуминурией (52 мкмоль / л [39-85] через 33 недели).

На протяжении всей беременности A1C уменьшался (онлайн-приложение Figure A1d), средний уровень SMPG оставался стабильным (онлайн-приложение Figure A1e), а доза инсулина увеличивалась (данные не показаны) без различий между тремя группами.

Ранняя досрочная доставка до 34 завершенных недель происходила у одной женщины с диабетической нефропатией из-за проблем с плодом и у одной женщины с нормоальбуминурией, которая испытала разрыв мембран в 22 завершенных неделях и доставила младенца, который умер в течение 5 мин. Необъяснимая смерть произошла через несколько часов после родов у новорожденного, рожденного с терминами, с нормоальбуминурией. Не было зарегистрировано никаких серьезных врожденных пороков развития или мертворождений.

Ни у одной из женщин с микроальбуминурией развилась преэклампсия, а частота преждевременных родов среди женщин с микроальбуминурией была равна частоте у женщин с нормоальбуминурией (таблица 1). У женщин с диабетической нефропатией три развитые преэклампсии приводят к преждевременной родов через 35-36 недель. Медианный гестационный возраст составлял 258 дней у потомства женщин с диабетической нефропатией. Более высокая частота преэклампсии (Р = 0,013) и преждевременной доставки (Р = 0,007) наблюдалась у женщин с диабетической нефропатией по сравнению с оставшимися женщинами. Спонтанные преждевременные роды имели место у трех нормоальбуминурических женщин, т. Е. У 11% всех преждевременных родов, тогда как остальные досрочные роды были основаны на акушерских показаниях. Вес при рождении не отличался среди младенцев женщин с нормоальбуминурией и микроальбуминурией, но был ниже у женщин с диабетической нефропатией (P = 0,017). Кроме того, у новорожденных женщин с диабетической нефропатией чаще отмечался гестационный возраст (Р <0,01).

Сравнение показателей артериального давления и исхода беременности с недавними исследованиями (опубликованными в течение 10 лет) у женщин с микроальбуминурией или диабетической нефропатией показано в таблице 2 и таблице 3.

В этом проспективном исследовании 117 беременных женщин с диабетом типа 1 мы показали, что после раннего вмешательства с антигипертензивной терапией сопоставимый исход беременности наблюдался у диабетиков с диабетом 1 типа с микроальбуминурией и нормоальбуминурией соответственно. Хотя менее тяжело, чем в предыдущих исследованиях, диабетическая нефропатия была связана с более неблагоприятными результатами беременности.

Важность антигипертензивной и ренопротекторной терапии у небеременных больных диабетом типа 1 хорошо установлена ​​(7,8). Однако только в нескольких недавних исследованиях основное внимание было уделено влиянию антигипертензивной терапии у беременных диабетиков 1-го типа с микроальбуминурией (3,5) или диабетической нефропатией (1-3), причем каждое исследование имеет ограничения из-за небольшого числа пациентов (3 , 5), ретроспективный дизайн (1,2) или отсутствующая информация о стратегии антигипертензивной терапии (2). До тех пор, пока не будут доступны более ранние рандомизированные проспективные исследования, необходимо провести клинические исследования, описывающие опыт относительно показаний и сроков антигипертензивной терапии у беременных женщин с диабетом 1 типа.

Это исследование подтверждает предыдущие выводы, что усиленная антигипертензивная терапия может снизить неблагоприятные результаты беременности у женщин с микроальбуминурией (5) или диабетической нефропатией (1,2). У большинства женщин с микроальбуминурией или диабетической нефропатией, получавших антигипертензивную терапию во время беременности, эта терапия действительно была начата до беременности. Однако три женщины с диабетической нефропатией не получали антигипертензивной терапии до беременности, главным образом из-за плохого соблюдения. Уровни артериального давления в пределах целевого диапазона (<135/85 мм рт.ст.) были получены у подавляющего большинства женщин во всех трех категориях ОАЭ. Антигипертензивная терапия хорошо переносилась, и побочные эффекты не отмечались. Соответствие не было измерено, но было оценено как хорошее.

В нашем центре мы ранее оценивали влияние антигипертензивной терапии у беременных диабетических женщин с микроальбуминурией (3,5) и постепенно за эти годы интенсифицировали нашу стратегию антигипертензивной терапии. В настоящей статье описаны результаты беременности трех когорт невыбранных диабетических женщин 1-го типа с микроальбуминурией из той же географической области, которую лечат те же врачи (P.D., E.R.M.) в соответствии с тремя различными стратегиями антигипертензивной терапии. Ранее микроальбуминурия ассоциировалась с высокой распространенностью преэклампсии и преждевременных родов (3,5). При постепенном усилении антигипертензивных стратегий наблюдалось снижение показателей преэклампсии и преждевременных родов (табл. 2), что приводило к результатам беременности, сравнимым с исходом женщин с нормоальбуминурией.

При нынешней антигипертензивной стратегии младенцы женщин с диабетической нефропатией были поставлены в более поздний гестационный возраст по сравнению с предыдущими исследованиями из наших (3) и других (1,2,4,6) центров, в которых использовались менее интенсивные антигипертензивные стратегии. В настоящем исследовании вес при рождении младенцев, рожденных женщинами с диабетической нефропатией, был значительно выше, чем в предыдущих исследованиях (1-3), и только у двух младенцев был малый для гестационного возраста. Тем не менее, большинство младенцев женщин с диабетической нефропатией родились недоношенными и были меньше по сравнению с остальными младенцами диабетических матерей. Не было отмечено случаев смерти новорожденных у женщин с диабетической нефропатией, но из-за низкого числа изучаемых женщин не может быть проведено твердое заключение относительно редких результатов беременности.

Женщины с диабетической нефропатией были более склонны к развитию преэклампсии по сравнению с предыдущими исследованиями (1-4,6,20). Ход и др. (21) сообщили, что у восьми высоко отобранных диабетических женщин типа 1 с диабетической нефропатией ингибирование АПФ до беременности предлагало длительный защитный почечный эффект на протяжении всей беременности с благоприятным исходом беременности. Однако в настоящем исследовании две из трех женщин с диабетической нефропатией, развивающей наложенную преэклампсию, получили ингибирование АПФ до беременности.

Сывороточный креатинин использовался как индекс функции почек, как в исследовании Dunne et al. (2), который обнаружил увеличение сывороточного креатинина во время беременности у женщин с диабетической нефропатией. Напротив, мы обнаружили стабильный креатинин сыворотки у женщин с микроальбуминурией или диабетической нефропатией, если креатинин сыворотки находился в нормальном диапазоне на ранних сроках беременности в соответствии с Rossing et al. (22), хотя числа были слишком малы для твердых выводов. Женщины с диабетической нефропатией сопровождались частыми определениями ОАЭ, тогда как у женщин с нормоальбуминурией или микроальбуминурией дальнейший анализ ОАЭ проводился только систематически, когда анализ уровня ≥1 + во время беременности. Даже у двух женщин с повышенным креатинином сыворотки во время беременности ежегодное изменение скорости клубочковой фильтрации 1,5-3 мл / мин не отличалось от того, что можно было ожидать у наиболее оптимально обработанных женщин с диабетической нефропатией (22).

Антигипертензивная терапия с четырьмя препаратами показана у женщин с диабетической нефропатией. Тем не менее, их систолическое артериальное давление было несколько выше по сравнению с оставшимися беременными женщинами с диабетом. Это может отражать долгосрочные гемодинамические изменения и требует еще более интенсивной стратегии антигипертензивной терапии до и во время беременности (1). Уровни артериального давления были в пределах целевого диапазона у подавляющего большинства женщин с микроальбуминурией. Кроме того, у всех женщин с микроальбуминурией и у большинства женщин с диабетической нефропатией медиана ОАЭ поддерживалась ниже 2000 мг / 24 ч, предел для нефротической протеинурии.

Даже у нормоальбуминуриальных диабетических женщин, не получавших антигипертензивной терапии во время беременности, артериальное давление было выше по сравнению со здоровыми беременными женщинами, как описано ранее (23). Это может быть связано с повышенной активностью ренин-ангиотензиновой системы при диабете 1 типа, которая ранее была продемонстрирована у беременных (LRN, U. Pedersen-Bjergaard, B. Thorsteinsson, F. Boomsma, PD, ERM, неопубликованные данные) и небеременных (24) пациентов с диабетом 1 типа.

По сравнению с предыдущими исследованиями в нашем центре (3,5) улучшенный гликемический контроль был получен на ранней стадии беременности, что частично объясняет отсутствие врожденных пороков развития. Примечательно, что между женщинами с нормоальбуминурией, микроальбуминурией или диабетической нефропатией во время беременности не выявлено различий в А1С. Комбинированный эффект улучшенного гликемического контроля и раннего интенсивного антигипертензивного вмешательства может объяснить улучшение исхода беременности у большинства женщин с микроальбуминурией и диабетической нефропатией в текущем исследовании.

Подводя итог, ранняя антигипертензивная терапия и строгий метаболический контроль у беременных женщин с диабетом 1 типа и микроальбуминурией или диабетической нефропатией были связаны с улучшением исхода беременности по сравнению с недавними сообщениями наших (3,5) и других (1,2) центров.

Исследование было поддержано неограниченными грантами Датской ассоциации диабета и Novo Nordisk A / S, Bagsværd, Дания. L.R.N. была поддержана стипендией с факультета наук о здоровье, Ригшоспиталет, Копенгаген, Дания. Никаких других потенциальных конфликтов интересов, имеющих отношение к этой статье, не сообщалось.

Мы обязаны медсестрам E. Этап и C. Барфред и лаборанты К.М. Ларсен и М. Уол для тщательного обращения с пациентами и данными.

Клинические данные у 117 женщин с диабетом 1 типа в зависимости от выделения экскреции мочевого альбумина при включении на ранних сроках беременности и у 25 здоровых беременных женщин

Данные: n (%) или медианы (диапазон).

П < 0.01,

П = 0.0503,

P <0,02 между женщинами с диабетической нефропатией и оставшимися диабетическими женщинами.

Сравнение результатов беременности в исследованиях беременных женщин-диабетиков типа 1 с микроальбуминурией, покрывающих один и тот же географический район в Восточной Дании

Данные представляют собой средства ± SD, медианные (диапазон) или n (%). BP, артериальное давление. Продолжительность диабета, A1C, BP ​​и вес при рождении в текущем исследовании приведены как средство ± SD для сравнения результатов с предыдущими исследованиями из нашего центра (3,5).

Сравнение результатов беременности при исследованиях диабетических женщин типа 1 с диабетической нефропатией, получающих антигипертензивную терапию во время беременности

Данные — это средства (SD), медиана (диапазон) или n (%). A1C и вес при рождении в текущем исследовании приведены как средство (SD) для сравнения с предыдущими результатами нашего центра (3). BP, артериальное давление.

Пациенты, использующие антигипертензивную терапию при первом посещении.

Досрочная доставка до 32 недель.

Модифицировано из Carr et al. (1) составлять одну группу.

HbA1 или A1C (2).

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *