Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эозинофильное воспаление дыхательных путей при ХОБЛ

Eosinophilic airway inflammation in COPD
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2706606/

Хроническая обструктивная болезнь легких является распространенным заболеванием и основной причиной смертности. ХОБЛ характеризуется необратимой обструкцией воздушного потока. Физиологические аномалии, наблюдаемые при ХОБЛ, обусловлены сочетанием эмфиземы и облитерации небольших дыхательных путей в сочетании с воспалением дыхательных путей. Преобладающими клетками, участвующими в этом воспалительном ответе, являются CD8 + лимфоциты, нейтрофилы и макрофаги. Хотя воспаление эозинофильных дыхательных путей обычно считается признаком астмы, оно было продемонстрировано в образцах больших и малых образцов дыхательных путей и в 20-40% случаев индуцированных образцов мокроты у пациентов со стабильной ХОБЛ. Эозинофилия в дыхательных путях увеличивается в обострениях. Таким образом, изменение эозинофильного воспаления может быть потенциальной терапевтической мишенью при ХОБЛ. Эозинофильное воспаление дыхательных путей устойчиво к ингаляционной терапии кортикостероидами, но реагирует на системную терапию кортикостероидами, а степень ответа связана с интенсивностью эозинофильного воспаления. В ХОБЛ, направленное лечение для нормализации эозинофилии мокроты уменьшило количество госпитализаций. Является ли контроль эозинофильного воспаления у пациентов с ХОБЛ с эозинофилией дыхательных путей изменением прогрессирования заболевания и, возможно, изменением смертности, неизвестно, но требует дальнейшего изучения.

Хроническая обструктивная болезнь легких является распространенным заболеванием, преимущественно вызванным курением. Это основная причина смертности, и в 1999 году из-за ХОБЛ в Великобритании было около 30 000 случаев смерти. Это составляет 5,1% всех смертей (5,9% от всех смертей среди мужчин и 4,3% от всех смертей женщин) (NICE 2004). ХОБЛ является основной причиной респираторной недостаточности и является общей причиной хронической инвалидности. В отличие от астмы, ХОБЛ характеризуется необратимой обструкцией воздушного потока. Физиологические аномалии, наблюдаемые при ХОБЛ, обусловлены сочетанием эмфиземы и облитерации небольших дыхательных путей. Эти две патологии отличаются тем, что эмфизема может возникать без сужения маленьких дыхательных путей и наоборот, хотя обычно сосуществуют условия. Небольшое сужение дыхательных путей является следствием воспаления, увеличения мышечной массы дыхательных путей и фиброза в стенке дыхательных путей, а накопление воспалительной слизи выделяется в просвете. Последующая увеличенная толщина стенки дыхательных путей связана с ухудшением тяжести заболевания, как это определено в рамках Глобальной инициативы по обструктивной болезни легких (GOLD) (Hogg et al 2004).

Существует значительный интерес к воспалению дыхательных путей при ХОБЛ. Этот интерес вызван желанием изменить воспаление дыхательных путей при ХОБЛ в ожидании, что это повлияет на снижение и обострение функции легких, которые являются основными факторами, определяющими заболеваемость и смертность, связанные с этим заболеванием. Нейтрофилы, CD8 + Т-лимфоциты и макрофаги были вовлечены в патогенез болезни ХОБЛ, тогда как астма рассматривается как Th2-опосредованное эозинофильное заболевание. Действительно, присутствие эозинофильного воспаления часто рассматривается как отличительная черта между астмой и ХОБЛ.

Развитие индукции мокроты в качестве неинвазивного теста воспаления дыхательных путей позволило клиницистам изучить фенотип воспаления дыхательных путей у пациентов с болезнью дыхательных путей. Дифференциальные клетки мокроты были определены в больших нормальных популяциях (Belda et al., 2000). Нормальное количество эозинофилов мокроты <1,1%. Количество эозинофилов мокроты> 3% было связано с хорошим ответом на кортикостероиды при астме (Pavord et al 1999) и COPD (Pizzichini et al 1998). Применение индукции мокроты привело к признанию того, что эозинофильное воспаление присутствует только в 50% случаев астмы (Douwes et al 2002) и примерно в 20-40% случаев ХОБЛ (Saetta et al., 1994; Confalonieri et al. 1998; Pizzichini et al., 1998; Brightling, Monteiro, et al., 2000; Brightling et al., 2005). Следовательно, существует значительное перекрытие в присутствии воспаления эозинофильных дыхательных путей при ХОБЛ и астме, как показано на рисунке 1 (Brightling, Monteiro, et al., 2000, Green, Brightling, Woltmann и др., 2002).

В этом обзоре мы кратко суммируем биологию эозинофилов, описываем воспалительный профиль ХОБЛ в стабильном заболевании и обострениях и его реакцию на лечение с особым упором на эозинофил и исследуем потенциальную роль количества эозинофилов мокроты при лечении ХОБЛ.

Эозинофилы представляют собой клетки конечной стадии, полученные из костного мозга под влиянием гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора (GM-CSF), интерлейкина (IL) -3 и позднего дифференцировочного фактора IL-5 (Denburg 1999). Что касается их онтогенеза, они тесно связаны с базофилом, а не с нейтрофилом или моноцитом. Селективный рекрутинг эозинофилов в дыхательные пути опосредуется многоступенчатым процессом, направленным Т-клетками-продуцентами Th2 (Wardlaw et al 1999). Первой стадией является увеличение производства и высвобождения эозинофилов из костного мозга под влиянием ИЛ-5 и конкретных хемоаттрактантов, таких как эотаксин. Во-вторых, сосудистая сеть органов-мишеней повышает адгезивность эозинофилов через специфические эффекты локально генерируемых IL-4 и IL-13. Эти цитокины вызывают экспрессию молекулы адгезии сосудистых клеток (VCAM) -1 на эндотелиальных клетках легких, которая связывается с экспрессируемыми эозинофилами лигандами VLA-4 и P-селектином, к которым эозинофилы связывают с большей авидностью, чем нейтрофилы (Symon et al 1996, Edwards et al., 2000; Woltmann et al., 2000). CC-хемокины, такие как эотаксин, высвобождаемые клетками в стенке дыхательных путей, активируют хемокиновый рецептор CCR3, экспрессируемый эозинофилами, и, таким образом, привлекают эти клетки в ткань. Здесь они выживают в течение длительных периодов в результате локально генерируемого IL-5 и GM-CSF.

Экозинофильные специфические основные белки, которые хранятся в отличительных вторичных гранулах, представляют собой основной белковый эозинофильный катионный белок (ECP), эозинофильную пероксидазу (EPO) и нейротоксин, полученный из эозинофилов. Все эти белки токсичны для бронхиальных эпителиальных клеток. Эозинофилы с тучными клетками и базофилами являются наиболее заметным источником цистеинил-лейкотриенов (Bozza et al 1997), а эозинофилы также выпускают разнообразные цитокины. Физиологические триггеры в заболеваниях дыхательных путей, которые приводят к выпуску медиатора эозинофилов, остаются неопределенными, но, что важно, эозинофилы подвергаются поэтапной дегрануляции в большинстве случаев in vivo (Dvorak and Weller 2000).

Уже более десятилетия были предприняты значительные усилия для определения обструктивной болезни дыхательных путей на воспалительном клеточном уровне с целью уточнения механизмов и улучшения лечения. Мочума и бронхоальвеолярный лаваж (БАЛ) были использованы для идентификации воспалительных компонентов больших и малых дыхательных путей, соответственно, тогда как эндобронхиальные биопсии и ткань резекции легких использовались для анализа бронхиальной стенки большой и небольшой паренхимы дыхательных путей и легких. Существует несколько трудностей, с которыми сталкиваются исследователи, заинтересованные в измерении воспаления нижних дыхательных путей при ХОБЛ. Во-первых, функционально важный воспалительный ответ в небольших дыхательных путях и окружающая паренхима легких находится в периферии легкого и поэтому труднодоступны. Во-вторых, различные методы, используемые для оценки воспаления дыхательных путей, заметно различаются по своим свойствам и профилю воспалительных клеток, которые они измеряют, предполагая, что они обращаются к различным отделениям легких (Keatings, Evans, et al., 1997). Наконец, при рассмотрении воспаления дыхательных путей повторяемость таких мер не всегда известна.

Несмотря на эти проблемы, было показано, что количество воспалительных клеток постоянно присутствует в дыхательных путях при ХОБЛ и связано с серьезностью обструкции воздушного потока, что указывает на причинную роль. Свидетельства, возможно, самые сильные для лимфоцитов CD8 + T и нейтрофилов. Увеличение количества лимфоцитов CD8 + T было продемонстрировано на всех уровнях легких (большие и малые дыхательные пути и паренхима) в отношении курения и ХОБЛ (O’Shaughnessy et al 1997, Saetta et al 1999). Механизм рекрутирования CD8 + лимфоцитов и его функциональное значение еще предстоит определить. Увеличение числа нейтрофилов особенно очевидно у пациентов с установленной обструкцией воздушного потока. Бронхиальная биопсия и индуцированные исследования мокроты последовательно показали корреляцию между степенью обструкции воздушного потока и нейтрофилом, а в некоторых исследованиях корреляция была близкой (Keatings et al 1996, Stanescu et al 1996, Di Stefano et al., 1998). Кроме того, гипотеза протеазы-антипротеазы (Stockley 1995) предлагает биологически правдоподобный механизм разрушения тканей, наблюдаемый при ХОБЛ, в связи с воспалением нейтрофильных дыхательных путей.

Меньшее внимание было уделено присутствию воспаления эозинофильных дыхательных путей при стабильной ХОБЛ, хотя эозинофилия мокроты наблюдалась у 20-40% пациентов с ХОБЛ (Saetta et al., 1994; Confalonieri et al., 1998; Pizzichini et al 1998; Brightling , Monteiro, et al., 2000; Brightling et al., 2005). В одном исследовании бронхиальной биопсии сообщалось об увеличении числа эозинофилов у пациентов с хроническим бронхитом и ХОБЛ, но ниже, чем в БАЛ, чем у астматиков, что указывает на то, что эозинофилы присутствуют, но менее активны при ХОБЛ (Lacoste et al 1993). Однако концентрации ECP мокроты были увеличены до более высокого уровня, чем при астме при умеренной и тяжелой ХОБЛ (Gibson et al 1998, Brightling, Monteiro, et al., 2000; Brightling, Ward, et al., 2000; Brightling et al., 2005), что указывает на то, что Эозинофилы активируются при более тяжелом заболевании.

Отношения между снижением функции легких и эозинофильным воспалением неясны. Была продемонстрирована отрицательная корреляция между FEV1 и отношением активированных эозинофилов к общим эозинофилам в эндобронхиальных биопсиях у пациентов с ХОБЛ (Lams et al., 2000), и была обнаружена аналогичная отрицательная корреляция между FEV1 и эозинофилами мокроты и ECP (Balzano et al 1999) , Напротив, в другом исследовании не было никакой связи между небольшой эозинофилией дыхательных путей и тяжести ХОБЛ, определяемой критериями ЗОЛОТА (Hogg et al 2004).

Происхождение воспаления эозинофильных дыхательных путей при ХОБЛ неясно, хотя широко принято считать, что он указывает на астматический компонент для препятствия стационарных дыхательных путей (Barnes 1998). Это вряд ли будет иметь место, так как большинство исследований пациентов с ХОБЛ строго исключают субъектов с переменной обструкцией воздушного потока и лиц с клиническими признаками, указывающих на астму. Более вероятно, что курение и другие механизмы, которые вербуют нейтрофилы в слизистую оболочку дыхательных путей при ХОБЛ, могут, в свою очередь, вызывать небольшую степень притока эозинофилов. Однако трудно объяснить очень высокие уровни эозинофилии мокроты, наблюдаемые у некоторых наших испытуемых. Альтернативной и интригующей возможностью является то, что эозинофильная ХОБЛ начинается с эозинофильного бронхита. Это обычная причина хронического кашля в среднем возрасте, характеризующегося эозинофилией мокроты, но никаких симптомов и функциональных признаков переменного обструкции воздушного потока или гиперреактивности дыхательных путей (Gibson et al., 1989). Хотя он характеризуется нормальными спирометрическими значениями во время диагностики, это связано с ускоренным снижением ОФВ1 и развитием ХОБЛ (Brightling et al 1999, Birring et al 2002, Berry et al 2005).

Обострения COPD связаны с мокротой и бронхоскопической бронхиальной биопсией, свидетельствующей о эозинофильном воспалении (Lacoste et al 1993, Saetta et al., 1994). Бронхиальные биопсии, взятые у пациентов во время острых обострений и по сравнению со стабильной ХОБЛ, показывают 30-кратное увеличение общего количества эозинофилов и только 3-кратное увеличение нейтрофилов (Saetta et al 1994). Наличие высоких концентраций фактора некроза опухоли (TNF) -α (провоспалительный цитокин, который активирует молекулы адгезии на эндотелиальных клетках, влияющих на хемотаксис эозинофилов) и продуктов эозинофилов ECP и EPO в индуцированной мокроте также поддерживает роль эозинофила в обострении ХОБЛ ( Pizzichini et al 1996, Gursel et al 1997, Keatings and Barnes 1997, Keatings, Evans и др., 1997).

Исследования вмешательства, изучающие эффекты лечения воспаления дыхательных путей при ХОБЛ, обычно использовали индуцированную мокроту для оценки воспаления дыхательных путей и ингаляционных или пероральных кортикостероидов в качестве предполагаемого противовоспалительного средства. Эти исследования обобщены в таблице 1.

Существует постоянное отсутствие влияния на эозинофильное воспаление при ХОБЛ при вдыхании кортикостероидов (Keatings, Jatakanon, et al., 1997; Confalonieri et al., 1998; Culpitt et al., 1999; Loppow et al., 2001; Gizycki et al., 2002, Brightling et al., 2005). В двух исследованиях было показано небольшое уменьшение количества нейтрофилов мокроты (Confalonieri et al 1998, Yildiz et al., 2000), а также уменьшение количества подслизистых тучных клеток (Gizycki et al 2002). Отсутствие противовоспалительного эффекта ингаляционной терапии кортикостероидами при ХОБЛ привело к гипотезе о том, что ХОБЛ является заболеванием, устойчивым к кортикостероидам. Низкие уровни гистондезацетилазы (HDAC), продемонстрированные в макрофагах ХОБЛ и ткани легких, могут быть ответственны за устойчивость кортикостероидов (Ito et al 2005). HDAC предотвращает ацетилирование гистона, что приводит к разрыву структуры хроматина, тем самым способствуя транскрипции провоспалительных цитокинов, участвующих в ХОБЛ. Снижение уровня HDAC в макрофагах наблюдалось в ответ на сигаретный дым. Уровни отрицательно коррелируют с повышенными уровнями металлопротеиназ, IL-8 и TNFα и снижением способности дексаметазона уменьшать эти медиаторы (Barnes et al 2004). Однако, хотя исследования показывают, что ХОБЛ относительно устойчив к кортикостероидам по сравнению с астмой, реакция воспаления дыхательных путей при ХОБЛ на системные кортикостероиды предполагает, что некоторые аспекты воспалительного профиля при ХОБЛ являются чувствительными к кортикостероидам (таблица 1).

Одно небольшое однократное исследование показало, что после лечения коротким курсом преднизолона не было доказательств связанного с лечением изменения количества нейтрофилов мокроты или концентрации супернатантов мокроты миелопероксидазы или эластазы (Pizzichini et al 1998). Авторы отметили, что пероральная терапия кортикостероидами связана со значительным падением количества эозинофилов мокроты и концентрацией супернатантов мокроты ECP. Кроме того, улучшение показателей ОФВ1 и качества жизни с лечением было значительно выше у пациентов со значительной эозинофилией мокроты (> 3%) (Pizzichini et al 1998). Этот положительный эффект перорального лечения кортикостероидами был подтвержден в рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании в течение 2 недель преднизолона 30 мг в день. Это исследование показало, что степень базового эозинофильного воспаления связана с улучшением функции легких и состояния здоровья (рис. 2) (Brightling, Monteiro, et al., 2000). Fujimoto и др. (1999) лечили 24 эмфиземы (определяли путем обструктивной спирометрии с очевидной необратимостью и эмфиземой при КТ) с пероральным преднизолоном 20 мг в день в течение 2 недель с анализом мокроты до и после лечения. Кортикостероиды не модулировали нейтрофильное воспаление, но наблюдалось снижение эозинофилов, как и прогнозировалось улучшение ОФВ1. В другом исследовании введение 15 дней преднизолона (1,5 мг / кг ежедневно) до 25 пациентов с ХОБЛ показало улучшение ОФВ1 более чем на 12% и 200 мл выше исходного уровня у 12 субъектов; эта подгруппа проявляла повышенные уровни эозинофильного воспаления в образцах БАЛ по сравнению с неответчиками (Chanez et al 1997). Следовательно, обратимость может быть предсказана из-за признаков эозинофилии тканей в начале исследования. В последнее время большое плацебо-контролируемое исследование с использованием комбинированной ингаляторной терапии (флутиказон и сальметерол) показало снижение эозинофилов и нейтрофилов мокроты в течение 12-недельного периода по сравнению с плацебо с соответствующим улучшением функции легких и зарегистрированными обострениями (Barnes et al. 2005; Qui et al., 2005, Zhu et al., 2005). Сравнение между комбинированной и одноагентной ингаляционной терапией требуется для уточнения противовоспалительного эффекта комбинированных кортикостероидов и β-агонистов длительного действия при ХОБЛ.

Эти наблюдения показывают, что системные и ингаляционные кортикостероиды оказывают дифференциальное влияние на воспаление дыхательных путей при ХОБЛ. Различия между эффектами перорального и ингаляционного кортикостероидов могут отражать различия в дозе или, возможно, месте действия. Системные кортикостероиды, скорее всего, будут оказывать большее влияние на воспаление небольших дыхательных путей, которое менее доступно для ингаляционной терапии, а системные кортикостероиды также подавляют продукцию эозинофилов костным мозгом.

Количество воспалительных клеток мокроты может в определенной степени влиять на статус курения. В исследовании было показано, что у пациентов с ХОБЛ, которые отказались от курения на 12 месяцев, было меньше доли эозинофилов, чем курильщиков, хотя уровни эозинофилов мокроты все еще были высокими в обеих группах (курильщики 8% против 4% бывших курильщиков) (Домагала-Кулавик и др., 2003). Не было никакой разницы в реакции на пероральные кортикостероиды между текущими курильщиками и бывшими курильщиками (Brightling, Monteiro, et al., 2000). Эти данные контрастируют с данными у курильщиков с астмой, которые уменьшают количество эозинофилов мокроты по сравнению с некурящими и менее чувствительны к кортикостероидам (Chalmers et al., 2001, Tomlinson et al., 2005).

Было мало исследований влияния других противовоспалительных средств на воспаление дыхательных путей, связанных с ХОБЛ. Cilomilast, пероральный ингибитор фосфодиэстеразы D4, был использован в рандомизированном двойном слепом 12-недельном исследовании; не было очевидной разницы в количестве мокроты или ОФВ1 через 12 недель, но бронхиальная биопсия через 10 недель показала снижение макрофагов и CD8 + Т-лимфоцитов по сравнению с исходным уровнем в группе лечения цилумаластом (Gamble et al., 2003).

Один важный вопрос заключается в том, может ли измерение воспаления дыхательных путей при ХОБЛ влиять на управление этим заболеванием. Это особенно сложно при заболевании, которое в значительной степени устойчиво к текущей терапии.

Несколько недавних крупных плацебо-контролируемых исследований прояснили роль долгосрочного лечения ингаляционными кортикостероидами. Регулярное лечение ингаляционными кортикостероидами при стабильной ХОБЛ не влияет на долгосрочное снижение функции легких (Pauwels et al 1999, Vestbo et al 1999, Burge et al., 2000, Research Research Group 2000), и имеются противоречивые доказательства того, ингаляционные кортикостероиды изменяют смертность (Soriano et al., 2002, Fan et al., 2003). Тем не менее, они уменьшают количество обострений и улучшают состояние здоровья людей с тяжелой ХОБЛ (Burge et al., 2000; Mahler et al., 2002; Jones et al., 2003; Szafranski et al., 2003). Интригующе, субъекты, у которых улучшение ОФВ1> 20% после кратковременного лечения преднизолоном, имели более значительное снижение частоты обострения при более длительном лечении ингаляционным флутиказоном, чем те, у кого нет (Burge et al 2003, Pavord et al 2004) , Это говорит о том, что польза от терапии кортикостероидами при ХОБЛ более выражена в подгруппе пациентов. Аналогично, в более раннем неконтролируемом исследовании, у пациентов с ХОБЛ, получавших пероральные кортикостероиды, было снижено снижение их функции легких (Postma et al., 1988). Таким образом, один важный вопрос заключается в том, ограничены ли эти относительно небольшие долгосрочные выгоды определенной подгруппе пациентов.

Поскольку эозинофилия мокроты также ассоциировалась с улучшением функции легких после короткого курса преднизолона, возможно, что идентификация воспаления эозинофильных дыхательных путей может все же позволить кортикостероидной терапии быть направленной на популяцию, которая особенно выиграет в долгосрочной перспективе, в сроки как усугубления, так и снижения функции легких. Этот подход был применен к астме, в результате чего в стратегии управления, направленной на нормализацию количества эозинофилов мокроты, наблюдалось поразительное сокращение тяжелых обострений (Green, Brightling, McKenna, et al 2002). Недавно мы применили этот подход к группе из 80 пациентов с ХОБЛ. В течение 12-месячного периода мы показали, что управленческий подход с дополнительной целью снижения количества эозинофилов мокроты ниже 3% с использованием кортикостероидов был связан с 62% -ным сокращением тяжелых обострений ХОБЛ, требующих госпитализации по сравнению с традиционными симптомами (Siva et al 2005). Это преимущество было в основном достигнуто путем целевого использования перорального кортикостероида в эозинофильной группе. Таким образом, измерение количества эозинофилов мокроты может быть использовано для идентификации пациентов с ХОБЛ с болезнью, чувствительной к кортикостероидам, и для направления лечения.

ХОБЛ терапия имеет ограниченную эффективность. Вполне вероятно, что идентификация специфических воспалительных фенотипов может выявить подгруппы пациентов, которые особенно восприимчивы к целенаправленной терапии. Новые методы лечения, специально направленные на модификацию эозинофильного воспаления, могут принести пользу некоторым пациентам с ХОБЛ. Лучшим документированным из них является меполизумаб, антитело против IL-5. В клинических испытаниях снижение эозинофилов периферической крови и костного мозга наблюдалось после введения, но с небольшой клинической пользой. Возможно, это произошло из-за плохого проникновения в бронхиальную ткань, места активности эозинофилов при астме (Flood-Page et al 2003). В моделях мыши сверхэкспрессия IL-13 приводит к эмфиземе легких; потенциально, лечение против IL-13 может иметь терапевтическое преимущество, хотя общие уровни IL-13 в эмфизематозной ткани человека низки (Boutten et al., 2004). Нейтрализующее антитело против эотаксина (которое также способствует рекрутированию эозинофилов) уменьшает легочную эозинофилию у мышей (Gonzalo et al., 1996), а ранние клинические испытания продолжаются с антителами против рецептора CCR3 на поверхности клеток эозинофилов (Erin et al 2002). Являются ли эти новые методы лечения эффективными при ХОБЛ, неизвестны, и необходимы дальнейшие клинические испытания.

Механические пути воспаления дыхательных путей при ХОБЛ сложны, и, очевидно, нет ни одной воспалительной клетки, которая отвечает за спектр этого заболевания. Однако аргумент силен для конкретной роли эозинофильного воспаления при ХОБЛ. Эозинофильное воспаление дыхательных путей связано с обострениями, которые способствуют как функции легких, так и снижению здоровья. Эозинофилия дыхательных путей не проявляется у всех пациентов с ХОБЛ, но большая подгруппа может быть четко определена простым, неинвазивным взятием проб мокроты. Эта подгруппа демонстрирует улучшение функции легких и состояния здоровья системным, но не ингаляционным кортикостероидам. Специфический таргетинг на эозинофильное воспаление может быть эффективным у некоторых пациентов с ХОБЛ, и валидация долгосрочных системных кортикостероидов и новые режимы лечения оправданы у пациентов с ХОБЛ, у которых наблюдается эозинофилия в дыхательных путях.

Оценка эозинофилов мокроты у пациентов с кортикостероидной наивной астмой и ХОБЛ. Данные получены от Brightling, Monteiro и др. (2000); Green, Brightling, Woltmann и др. (2002).

Улучшение пост-бронходилататора FEV1, состояние здоровья (вопросник хронической респираторной болезни, CRQ) и дистанция челночного шага у пациентов с ХОБЛ с эозинофилией мокроты или без нее (> 3% некемесных клеток). * p <0,05; Δ представляет собой изменение после преднизолона по сравнению с плацебо. Данные получены из Brightling, Monteiro и др. (2000).

Исследования, контролирующие действие кортикостероидов (ингаляционных и оральных) на воспаление дыхательных путей и функцию легких

Сокращения: БАЛ, бронхоальвеолярный лаваж; BD, бронходилататор; BDP, беклометазон дипропионат; CRQ, вопросник хронической респираторной болезни; EBB, эндобронхиальные биопсии; ECP, эозинофильный катионный белок; ЕРО, эозинофильная пероксидаза; IFN, интерферон; IL, интерлейкин; MMP, матриксная металлопротеиназа; МПО, миелопероксидаза; NPE, нейтрофильная эластаза; NPE PI, ингибитор нейтрофильной эластазы-α-протеазы; NO, оксид азота; SLPI, секреторный ингибитор лейкоцитарной протеиназы; TIMP, тканевый ингибитор металлопротеиназы; TNF, фактор некроза опухоли.

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *