Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Сосредоточьтесь на сердце: потребление алкоголя, ВИЧ-инфекция и сердечно-сосудистые заболевания

Focus on the Heart: Alcohol Consumption, HIV Infection, and Cardiovascular Disease
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3860509/

Мэтью С. Фрейберг, доктор медицинских наук, доцент кафедры медицины Университета Питтсбурга, доцент Университета Питтсбургской высшей школы общественного здравоохранения и главный исследователь Центра исследований в области здравоохранения Уход, Университет Питтсбурга, все в Питтсбурге, штат Пенсильвания.

Кевин Л. Крамер, M.D., M.Sc., является доцентом в Школе медицины Университета Питтсбурга и основным исследователем в Центре исследований здравоохранения, Университет Питтсбурга, все в Питтсбурге, штат Пенсильвания.

С появлением эффективной антиретровирусной терапии люди, инфицированные ВИЧ, имеют более продолжительную продолжительность жизни и, как следствие, могут развиться другие хронические состояния, обнаруженные у неинфицированных людей, включая сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ). Потребление алкоголя, которое является общим для ВИЧ-инфицированных людей, может влиять на риск сердечно-сосудистых заболеваний. У неинфицированных взрослых умеренное потребление алкоголя может снизить риск ишемической болезни сердца (ИБС), сердечных приступов и наиболее распространенного типа инсульта, тогда как употребление алкоголя увеличивает риск этих сердечно-сосудистых событий. Эти отношения могут быть частично объяснены воздействием алкоголя на различные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний, включая холестерин и другие уровни липидов, диабет или артериальное давление. У ВИЧ-инфицированных как сама инфекция, так и ее лечение с использованием комбинированной антиретровирусной терапии могут способствовать повышенному риску сердечно-сосудистых заболеваний, изменяя уровни липидов в крови, индуцируя воспаление и влияя на процессы свертывания крови, все из которых могут повысить риск сердечно-сосудистых заболеваний. Коинфекция вирусом гепатита С также может усугубить риск сердечно-сосудистых заболеваний. Чрезмерное употребление алкоголя может еще больше повысить риск сердечно-сосудистых заболеваний у ВИЧ-инфицированных людей через любой из описанных выше механизмов. Кроме того, чрезмерное употребление алкоголя (а также ВИЧ-инфекция) способствуют микробной транслокации — утечке бактерий или продуктов из кишечника в кровоток, где они могут вызывать воспалительные и иммунные реакции, которые повреждают сердечно-сосудистую систему.

В настоящее время более 60 различных медицинских условий и 4 процента глобального бремени болезней, вызванных болезнью, вызваны, по крайней мере частично, или связаны с потреблением алкоголя (Room et al., 2005). В Соединенных Штатах 62,5 процента взрослых потребляют алкоголь, а 17,6 миллиона человек имеют расстройство употребления алкоголя (AUD) (Центры по контролю и профилактике заболеваний 2003 года, Grant et al., 2004). Из-за этого широко распространенного и во многих случаях чрезмерного употребления алкоголя потребление алкоголя связано с двумя ведущими причинами смерти в Соединенных Штатах — сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ) 1 и раком (Mokdad et al., 2005).

Потребление алкоголя и AUD также распространены среди взрослых, инфицированных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) (Conigliaro et al., 2003; Cook et al., 2001). С появлением антиретровирусной терапии и, как результат, увеличение продолжительности жизни в этой популяции (Palella et al., 1998), хронические заболевания, такие как ишемическая болезнь сердца (ИБС), стали распространенной и важной проблемой для здоровья людей, инфицированных ВИЧ ( Friis-Moller et al., 2003b; Holmberg et al., 2002, 2004; Klein et al., 2002). Например, среди ВИЧ-инфицированных участников исследования когортного возраста (VACS) опасное употребление алкоголя и AUD было независимо связано с увеличением распространенности сердечно-сосудистых заболеваний, даже после корректировки традиционных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, таких как уровень холестерина или сосуществующий диабет (Freiberg et al., 2010). Кроме того, среди ВИЧ-инфицированных людей с AUD у тех, кто был коинфицирован вирусом гепатита С (HCV), была еще более высокая распространенность ССЗ (Freiberg et al., 2007). Однако механизм (и), посредством которого употребление алкоголя и инфекция HCV могут влиять на риск сердечно-сосудистых заболеваний, а другие хронические заболевания среди ВИЧ-инфицированных людей остаются неизвестными.

В этой статье рассматриваются отношения между употреблением алкоголя, ВИЧ-инфекцией и сердечно-сосудистыми заболеваниями. После изучения связи между употреблением алкоголя и ССЗ среди ВИЧ-неинфицированных взрослых и отношениями между ВИЧ-инфекцией и сердечно-сосудистыми заболеваниями в статье рассматривается роль потребления алкоголя в ССЗ среди ВИЧ-инфицированных взрослых. В заключение делается вывод о возможных механизмах, лежащих в основе ассоциации алкоголя с ССЗ среди ВИЧ-инфицированных взрослых.

ССЗ относится к любому типу заболеваний, связанных с сердцем или кровеносными сосудами. Он включает в себя различные условия, включая ИБС (который включает кровеносные сосуды, снабжающие сердечную мышцу), инсульт (который включает кровеносные сосуды в головном мозге), застойную сердечную недостаточность (которая относится к любой проблеме со структурой или функцией сердца, которая препятствует адекватному кровоснабжению организма) и другие. Потребление алкоголя может либо положительно, либо отрицательно влиять на риск любого из этих условий.

У пациентов с ИБС кровеносные сосуды сердечной мышцы не могут снабжать сердце и окружающие ткани достаточным количеством крови, например, потому что они блокируются накоплением жирных материалов (например, холестерина) на стенках кровеносных сосудов. В результате сердечная мышца не может функционировать должным образом и, следовательно, не может прокачать достаточную кровь для остальной части тела.

Для людей без ВИЧ, которые потребляют алкоголь, риск ИБС сильно связан с количеством и структурой потребления алкоголя. Эта ассоциация обычно описывается как J-образная кривая (Corrao et al., 2000):
Для воздержавшихся относительный риск (ОР) ИБС устанавливается на уровне 1,0, что является промежуточным уровнем.

Умеренные пьющие, потребляющие от 0 до 20 г алкоголя или менее двух стандартных напитков2 в день, имеют самый низкий риск, с RR = 0,8 (95% доверительный интервал [CI] = 0,78-0,83).

Тяжелые пьющие, потребляющие более 89 г алкоголя или более шести стандартных напитков в день, имеют самый высокий риск ИБС, с RR = 1,05 (95% ДИ = 1,00-1,11).

Та же общая связь была обнаружена в отношении сердечных приступов (т. Е. Инфарктов миокарда [ИМ]). Таким образом, пьющие, потребляющие от одного до трех напитков (от 10,0 до 29,9 г алкоголя) в течение 3-4 дней или от 5 до 7 дней в неделю, имеют меньше ИМ (RR = 0,68, 95% ДИ = 0,55-0,84 и RR = 0,63, 95 % CI = 0,54-0,74 соответственно), чем люди, потребляющие алкоголь менее одного раза в неделю (Mukamal et al., 2003). В отличие от этого, мужчины, которые пьют девять напитков или более в день, имеют значительно повышенный риск для крупного коронарного события (RR = 2,40, 95% ДИ = 1,17-4,93) по сравнению с теми, кто не пьет (McElduff and Dobson 1997).

Связь между алкоголем и инсультом трудно оценить. Существуют две общие категории инсульта:
Ишемические инсульты, которые составляют около 87 процентов всех случаев, вызваны блокировкой кровеносного сосуда в головном мозге, что приводит к снижению кровоснабжения областей мозга, достигаемых этим сосудом.

Геморрагические инсульты, которые составляют около 13 процентов случаев, вызваны разрывом кровеносного сосуда в головном мозге, наводнением окружающей мозговой ткани кровью и нарушением нормального кровоснабжения определенных областей мозга.

Множество факторов может влиять на риск любого типа инсульта, включая высокое кровяное давление (то есть гипертонию) и ненормальный сердечный ритм, включающий две верхние камеры сердца (например, фибрилляцию предсердий) (Klatsky, 2005).

Как и при ИБС, между спиртом и ишемическим инсультом существует J- или U-образная ассоциативная кривая (Sacco et al., 1999). Таким образом, по сравнению с потреблением алкоголя потребление двух напитков в день было связано с более низким коэффициентом шансов (OR) для ишемического инсульта (OR = 0,51, 95% ДИ = 0,39-0,67), тогда как потребление семи или более напитков в день был связан с более высоким OR (OR = 2,96, 95% CI = 1,05-8,29). На сегодняшний день не было выявлено четкого механизма, объясняющего эту связь. Тем не менее, некоторые факторы могут играть определенную роль, включая улучшенные профили липидов, снижение резистентности к инсулину и благоприятные профили факторов свертывания крови, связанные с умеренным потреблением алкоголя. Даже генетические факторы, такие как наличие варианта гена, называемого аполипопротеином E43 (APOE4), могут влиять на связь между умеренным потреблением алкоголя и уменьшенным риском развития инсульта (Mukamal et al., 2005).

Более тяжелое потребление алкоголя (более 60 граммов в день) также связано с повышенным риском геморрагического инсульта (RR = 2,18, 95% ДИ = 1,48-3,20) (Reynolds et al., 2003). Эта ассоциация может быть опосредована увеличением артериального давления, связанным с алкоголем, что является важным фактором риска геморрагического инсульта (Klatsky, 2005). Кроме того, тяжелое употребление алкоголя может препятствовать нормальным процессам свертывания крови (т. Е. Оказывать антитромботическое действие), что также может усугубить риск кровотечения в головном мозге (то есть внутричерепное кровотечение).

Связь между умеренным потреблением алкоголя и застойной сердечной недостаточностью не была тщательно исследована; таким образом, данные являются скудными, а результаты противоречивы (Djousse and Gaziano 2008). Например, одно исследование (Djousse et al., 2009) предполагает, что умеренное потребление алкоголя в дополнение к здоровому образу жизни связано с более низким риском сердечной недостаточности. Однако потребление тяжелого алкоголя часто связано с ухудшением функции сердечной мышцы (т. Е. Кардиомиопатия), что может привести к сердечной недостаточности (Lazarevic et al., 2000) .4

Отношения между потреблением алкоголя и различными факторами риска ИБС (например, уровень холестерина или триглицеридов, диабет и артериальное давление) среди людей без ВИЧ были хорошо охарактеризованы:
Уровни «хорошего» холестерина (то есть холестерина липопротеинов высокой плотности [HDL]) увеличиваются дозозависимым образом с увеличением потребления алкоголя (Gaziano et al., 1993).

Уровни других, вредных жироподобных молекул (т. Е. Триглицеридов) в крови выше у сильно пьющих (Rimm et al., 1999), но они могут быть ниже у умеренных пьющих по сравнению с абстинентными (Mayer et al., 1993).

Умеренное потребление алкоголя (т. Е. От 30,0 до 49,9 г в день, или от двух до трех стандартных напитков) связано с уменьшением заболеваемости диабетом (RR = 0,61, 95% ДИ = 0,44-0,91) (Rimm et al., 1995) и повышенным чувствительность к инсулину (Davies et al., 2002).

Что касается артериального давления, то большинство исследований показывают, что все уровни потребления алкоголя, но особенно тяжелого потребления, не приводят ни к изменению, ни к повышению артериального давления (Klatsky, 1995). Однако в одном исследовании (Gillman et al., 1995) было обнаружено благоприятное влияние потребления легкого и умеренного алкоголя (то есть от одного до менее двух напитков в день) на кровяное давление.

Потребление алкоголя также может влиять на уровни различных белков, которые могут указывать на наличие воспаления и которые могут быть связаны с повышенным риском ИБС. Умеренное потребление алкоголя связано с более низким уровнем воспалительного маркера, называемого C-реактивным белком (Albert et al., 2003), а также других воспалительных маркеров (Sierksma et al., 2002). Напротив, более тяжелое потребление связано с более высокими уровнями C-реактивного белка (Imhof et al., 2001).

Все эти данные указывают на пути, по которым умеренное потребление алкоголя может способствовать снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний, а также поддерживать наблюдение, что потребление тяжелых алкогольных напитков связано с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний.

Тяжесть вирусной инфекции можно сообщить, используя меру, называемую вирусной нагрузкой, которая отражает количество вирусных частиц в данном объеме крови (например, на миллилитр), при более высоких вирусных нагрузках, указывающих на более серьезную инфекцию. Отслеживая вирусную нагрузку пациента с течением времени, клиницисты могут контролировать прогрессирование заболевания или эффективность лечения.

Самые современные данные свидетельствуют о том, что более высокие вирусные нагрузки ВИЧ связаны с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний. Например, исследователи в «Стратегии управления антиретровирусной терапией» (SMART) изучали риск сердечно-сосудистых заболеваний у ВИЧ-инфицированных пациентов, получающих различные типы комбинированной антиретровирусной терапии (CART) 5, приводящие к разным вирусным нагрузкам (El-Sadr et al., 2006) ). Анализ показал, что непрерывная CART, которая приводила к подавлению вирусной нагрузки, была связана с более низким риском сердечно-сосудистых заболеваний (отношение рисков [HR] = 1,6, 95% ДИ = 1,0-2,5), чем эпизодическая CART, которая направлена ​​на поддержание вируса «целевые клетки — тип иммунной клетки, называемой клеткой CD4, — на определенном уровне, даже если вирусная нагрузка была выше.

С момента введения КОРТ результаты исследования показали, что ВИЧ-инфекция также связана с повышенным риском и более быстрым прогрессированием очень ранней стадии ССЗ, известной как субклинический атеросклероз (Hsue et al., 2004). Одним из примеров субклинического атеросклероза является атеросклероз сонных артерий, что связано с утолщением определенного слоя стенки сонной артерии, снабжающей мозг. Считается, что эта форма субклинического атеросклероза отражает повышенный риск ИБС. Использование кокаина (Lai et al., 2005) и других запрещенных наркотиков (Mondy et al., 2008) может еще больше усилить эту связь между ВИЧ-инфекцией и субклиническим атеросклерозом.

Кроме того, ВИЧ-инфекция может быть связана с другими показателями повышенного риска ИБС, включая более высокие уровни кальция в коронарных артериях (Lai et al., 2002) и дисфункция внутреннего клеточного слоя (то есть эндотелия), выравнивающего внутреннюю поверхность кровеносные сосуды (Solages et al., 2006). Наконец, ВИЧ-инфекция может способствовать дисфункции сердечной мышцы (то есть миокарда) (Hsue et al., 2007).

Наряду с самой ВИЧ-инфекцией, его лечение с использованием CART также является фактором риска для будущих событий ИБС (Friis-Moller et al., 2003a). Сбор данных о неблагоприятных событиях исследования по борьбе с ВИЧ (DAD), в котором участвовало большое количество пациентов из нескольких стран, продемонстрировал, что после корректировки традиционных факторов риска, CART связана с увеличением числа случаев ИМ (RR = 1,26, 95% CI = 1,12-1,41) (Friis-Moller et al., 2003a). Кроме того, риск ИБС, по-видимому, зависит от конкретной комбинации лекарств, используемых в КОРТ. Например, в последующем исследовании DAD сообщалось, что один из классов противовирусных препаратов, называемых ингибиторами протеазы (ИП), был связан с повышенным риском ИБС (RR = 1,16, 95% ДИ = 1,10-1,23), тогда как другой класс лекарств, известных как ингибиторы обратной транскриптазы на ненуклео-стороне (ННИОТ), не был (RR = 1,05, 95% ДИ = 0,98-1,13) (Friis-Moller et al., 2007). Однако отсутствие значимости, связанное с использованием ННИОТ, трудно интерпретировать, поскольку большинство участников приходилось переключать на различные режимы приема лекарств в течение исследования, включая изменения в классах препаратов для лечения КОРТ; в частности, лишь немногие участники имели относительно малое воздействие ИП и, следовательно, могли выступать в качестве контрольных субъектов. Совсем недавно исследование DAD сообщило, что некоторые лекарства, принадлежащие к третьему классу анти-ВИЧ-препаратов, называемые ингибиторами обратной транскриптазы нуклеозидов (т.е. абакавир и диданозин), взятые в течение предшествующих 6 месяцев, также были связаны с ИМ (RR = 1,90, 95% ДИ = 1,47-2,45 для абакавира и RR = 1,49, 95% ДИ = 1,14-1,95 для диданозина) (Sabin et al., 2008).

С момента введения CART метаболические нарушения, такие как аномалии в количествах липидов в крови (то есть дислипидемия) и резистентность к инсулину, стали распространены среди ВИЧ-инфицированных людей. Оба этих нарушения устанавливают факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Схемы CART, особенно те, которые связаны с ИП, могут изменять уровни всех классов липидов и липидсодержащих белков (например, липопротеинов) в крови, особенно уровни триглицеридов (Tsiodras et al., 2000). Точные эффекты на профили липидов зависят от конкретных режимов использования CART. Например, усиленные протоколы, которые включают два препарата PI, один из которых представляет собой ритонавир, могут существенно увеличить риск дислипидемии, поскольку ритонавир может способствовать дислипидемии даже при низких дозах (Shafran et al., 2005). Важно отметить, однако, что изменения уровня липидов, связанные с КОРЗИ в некоторых случаях, на самом деле могут быть скорее феноменом «возвращение к здоровью», а не вредными аномалиями. В одном исследовании под названием «Многоцентровое когортное исследование по СПИДу» (MACS) (Riddler et al., 2003) исследователи обнаружили, что уровень холестерина и липидов у пациентов снижался после того, как пациенты были инфицированы ВИЧ и до того, как они начали лечение. В течение 6 лет после начала КОРР уровень холестерина у пациентов увеличивался незначительно, но в целом уровни холестерина «хорошего» (ЛПВП) и «плохого» (низкоплотного липопротеина [ЛПНП]) не превышали уровни, предшествующие к ВИЧ-инфекции.

Тем не менее, клинические последствия метаболических изменений, связанных с ВИЧ или CART, могут привести к увеличению риска сердечно-сосудистых заболеваний. Например, в исследовании DAD повышенные уровни общего холестерина и триглицеридов, а также наличие диабета и аномалий в жировых тканях (то есть липодистрофия), все были значительно связаны с повышенным риском ИМ (Friis-Moller et al. 2003a). Кроме того, КОРТ оставалась значительным фактором риска даже после корректировки уровня липидов в крови и диабете; это указывает на то, что повышенный риск нельзя объяснить исключительно вызванной CART дислипидемией или резистентностью к инсулину (Friis-Moller et al., 2003a).

Аномально высокие уровни холестерина обычно обрабатываются с использованием лекарств, называемых статинами. В настоящее время терапия статинами также рекомендуется для лечения дислипидемии, связанной с ВИЧ, даже несмотря на то, что не существует крупных рандомизированных контролируемых исследований, демонстрирующих, что агрессивная липид-понижающая терапия предотвращает будущие сердечно-сосудистые события у этих пациентов (Oh and Hegele 2007). Однако, основываясь на данных ВИЧ-неинфицированного населения, терапия статинами может оказать глубокое влияние на дислипидемию и будущие события сердечно-сосудистых заболеваний, поскольку эти лекарства могут снизить уровень липидов при одновременном воздействии противовоспалительных эффектов. Только для ВИЧ-инфицированных пациентов с заболеванием печени, связанным с злоупотреблением алкоголем или HCV-инфекцией, терапию статинами следует тщательно изучить, поскольку эти агенты могут потенциально оказывать токсическое воздействие на печень (то есть гепатотоксические эффекты).

Как упоминалось ранее, у ВИЧ-неинфицированных людей биомаркеры системного воспаления, такие как С-реактивный белок, оценивались индивидуально (Danesh et al., 2005; Ridker et al., 2000) или в виде совокупного множественного показателя биомаркера (Wang et al. 2006), связаны с повышением риска сердечно-сосудистых заболеваний. Являются ли эти маркеры также связанными с повышенным риском среди ВИЧ-инфицированных пациентов, все еще изучаются. SMART, упомянутый ранее, показал наилучшее доказательство того, что воспаление и закупорка кровеносного сосуда в результате сгустка крови (т. Е. Тромбоз) являются важными механизмами, связанными с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний у ВИЧ-инфицированных людей (см. Таблицу 1) .6 Этот анализ показал, что некоторые воспалительные маркеры (т.е. интерлейкин 6 [IL-6], d-димер и, в меньшей степени, C-реактивный белок) были связаны с повышенным риском смерти и второй группой маркеров (т.е. , IL-6, амилоид Р и, в меньшей степени, d-димер) были связаны с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний.

Эти результаты согласуются с двумя исследованиями, связывающими ВИЧ с измененным свертыванием крови (то есть с коагуляцией) и повышением образования сгустка крови (т. Е. Тромбогенезом). В VACS ВИЧ-инфекция ассоциировалась с 39-процентным увеличением частоты первого венозного тромбоэмболизма в пред-CART-период и 33-процентным увеличением заболеваемости в эпоху CART (Fultz et al., 2004). В другом исследовании (Schecter et al., 2001) белок, продуцируемый ВИЧ (то есть белок огибающей gp120), непосредственно активировал мышечные клетки в артериях для получения белка, который инициирует каскад реакций, ведущих к коагуляции. Вместе эти исследования показывают, что ВИЧ может увеличить сосудистый риск, вызвав каскады воспаления и коагуляции.

Коинфекция HCV распространена среди людей, инфицированных ВИЧ (Justice et al., 2006). Является ли HCV-инфекция независимым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний у этой популяции, неясно. В одном из исследований (Freiberg et al., 2007) было обнаружено, что среди ВИЧ-инфицированных людей с историей AUD распространенность сердечно-сосудистых заболеваний была выше среди пациентов с коинфекцией ВИЧ / HCV, чем среди тех, кто не имеет одновременной инфекции HCV. Среди ВИЧ-неинфицированных взрослых некоторые исследования сообщают о более высокой распространенности факторов риска ССЗ (Mehta et al., 2000), атеросклерозе сонных артерий (Ishizaka et al., 2002) и CHD (Vassalle et al., 2004) в присутствии инфекции HCV, тогда как другие исследования (Volzke et al., 2004) не обнаружили такой ассоциации. Эти расхождения могут быть объяснены, по крайней мере частично, отсутствием подробной информации об употреблении алкоголя и других потребностях и злоупотреблениях наркотиками.

Тяжелое употребление алкоголя и AUD распространено среди ВИЧ-инфицированных людей. На основании различных скрининговых тестов или клинических оценок исследования показали, что до 40-50% взрослых с ВИЧ-инфекцией имеют историю злоупотребления алкоголем или зависимости (Lefevre et al., 1995; Samet et al., 2004). В недавнем исследовании, в котором участвовали участники VACS, 33% сообщили о опасном употреблении алкоголя, а 21% сообщили о диагнозе злоупотребления алкоголем или алкогольной зависимостью (Freiberg et al., 2010). Это потребление алкоголя может повлиять на время выживания, поскольку в компьютерном моделировании с использованием данных VACS умеренные и опасные пьющие уменьшили выживаемость по сравнению с неконтрабанками. Таким образом, для опасных пьющих (то есть тех, кто потребляет пять или более стандартных напитков в день питья) с 1 или более днями выпивки в неделю общая выживаемость была уменьшена более чем на 3 года; с ежедневным опасным потреблением, выживание сократилось на 6,4 года (Braithwaite et al., 2007).

Один из механизмов, посредством которого употребление алкоголя может влиять на выживаемость ВИЧ-инфицированных людей, — это воздействие на приверженность пациентов к часто сложным схемам КАРТОЧКИ и других лекарств. Один анализ выборки VACS показал, что среди пьяниц, употребляющих алкоголь, 11 процентов пропустили лекарства в день выпивки, 7 процентов в дни последующего лечения и 4 процента в день бездействия (Braithwaite et al., 2005). Среди не пьющих пьющих эти проценты были ниже, но все же повышались по сравнению с воздержавшимися.

Недавно исследователи VACS также сообщили, что опасное употребление алкоголя и алкоголя и зависимость были значительно связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями у ВИЧ-инфицированных людей (Freiberg et al., 2010). Среди ВИЧ-инфицированных мужчин опасное употребление алкоголя (OR = 1,43, 95% ДИ = 0,05-1,94) и злоупотребление алкоголем и зависимость (OR = 1,55, 95% ДИ = 1,07-2,23) были связаны с более высокой распространенностью ССЗ (т.е. , ИМ, ИБС, инсульт или застойная сердечная недостаточность) по сравнению с нечастым и умеренным употреблением алкоголя. Эти ассоциации сохранялись даже после корректировки традиционных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, инфекции HCV, CART и CD 4 (таблица 2). Некоторая связь также существовала в отношении конкретных типов ССЗ. Таким образом, опасное употребление алкоголя также ассоциировалось со значительно более высокой распространенностью застойной сердечной недостаточности (ОР = 1,74, 95% ДИ = 1,04-2,91), а злоупотребление алкоголем или зависимость были значительно связаны с ИБС (OR = 1,67, 95% ДИ = 1,06 -2,64) и застойной сердечной недостаточности (ОР = 1,99, 95% ДИ = 1,12-3,55).

Одним из последствий ВИЧ-инфекции является истончение (т. Е. Сглаживание) стен кишечника. В сочетании с истощением иммунных клеток, подвергшихся воздействию ВИЧ (т. Е. Клеток CD4), это стирание позволяет бактериям, живущим в кишечнике или бактериальным продуктам (например, молекулам, называемым липополисахаридами) протекать через слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта в кровоток (Blagopal et al., 2008; Brenchley et al., 2006). Этот процесс называется микробной транслокацией. Это может привести к усилению активации иммунной системы, последующему воспалению и увеличению повреждения конечных органов, включая острые ИМ и смерть (см. Рисунок). Интересно, что опасное употребление алкоголя также связано с микробной транслокацией среди ВИЧ-неинфицированных людей (Keshavarzian et al., 1994; Purohit et al., 2008). Более того, активное заболевание печени (например, гепатит, вызванное употреблением алкоголя или HCV-инфекцией) может еще более усугубить эффекты микробной транслокации и иммунной активации либо косвенно, поскольку организм больше не способен очищать продукты микробной транслокации или напрямую из-за повышенное воспаление, связанное с гепатитом (Balagopal et al., 2008). Точно так же возможно, что среди ВИЧ-инфицированных и ВИЧ / HCV-коинфицированных людей потребление алкоголя играет важную роль в развитии повреждения органов, ИБС и смертности.

Эти результаты подтверждают модель, предлагающую гипотезу с двумя хитами на ИБС и смерть среди ВИЧ-инфицированных людей, потребляющих алкоголь (см. Рисунок). У этих пациентов опасное употребление алкоголя в сочетании с активной хронической ВИЧ-инфекцией или коинфекцией ВИЧ / HCV приводит к высоким уровням микробной транслокации, что, в свою очередь, приводит к усиленной иммунной активации. Повышенная иммунная активация затем способствует усилению тромбоза и чрезмерному свертыванию крови (то есть гиперкоагуляции), что в конечном итоге увеличивает риск повреждения конечного органа (например, ИБС и острого ИМ) и смерти.

Тем не менее, миграция, связанная с алкоголем и ВИЧ, не является единственным механизмом, по которому риск сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности увеличивается у ВИЧ-инфицированных, потребляющих алкоголь пациентов. Как обсуждалось ранее, потребление алкоголя, вероятно, влияет на риск повреждения и смертности от конечных органов, способствуя гипертензии, дислипидемии и несоблюдению лекарств. Наконец, риск атеросклероза может быть ускорен, особенно среди более тяжелых пьющих, из-за высокой распространенности курения сигарет в этой группе (см. Рисунок).

Опасное употребление алкоголя связано с ССЗ среди ВИЧ-инфицированных людей. Более того, в отличие от ВИЧ-неинфицированных людей, пока нет данных о том, что умеренное потребление алкоголя может снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний среди ВИЧ-инфицированных людей. Механизмы, с помощью которых алкоголь влияет на сердечно-сосудистый риск среди ВИЧ-инфицированных, неясны; однако, вероятно, что и традиционные факторы риска (например, повышение артериального давления и дислипидемия), так и микробная транслокация играют определенную роль. Что касается последнего, алкоголь может работать синергетически с ВИЧ, чтобы способствовать усилению микробной транслокации, иммунной активации, системного воспаления и тромбоза, тем самым увеличивая риск будущих ИМ. Риск сердечно-сосудистых заболеваний может быть особенно высоким для тех ВИЧ-инфицированных людей, которые потребляют алкоголь и коинфицируются HCV.

Очевидно, что для уменьшения будущих сердечно-сосудистых событий среди ВИЧ-инфицированных пациентов традиционная модификация факторов риска, включая липидоснижающую терапию и прекращение курения, явно оправдана. Однако, поскольку потребление алкоголя может влиять на сердечно-сосудистый риск среди ВИЧ-инфицированных людей несколькими способами (например, взаимодействуя с другими установленными факторами риска и вызывая микробную транслокацию), успешные алкогольные вмешательства также могут иметь важное значение для снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний у этой популяции.

Финансовая открытость

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих финансовых интересов.

Определение этого и других технических терминов, используемых в этой статье, см. В глоссарии, стр. 288-291.

У пациентов с дисфункцией печени уровни лактата в крови увеличиваются, потому что они не разрушаются должным образом.

Аполипопротеин Е представляет собой белок, участвующий в расщеплении белков с определенными жироподобными компонентами (то есть липопротеинами, богатыми триглицеридами). Существует несколько вариантов белка (и гена, кодирующего его); вариант APOE4 был вовлечен в развитие атеросклероза и болезни Альцгеймера.

Алкогольная кардиомиопатия обычно связана с расширенной (то есть расширенной) левой камерой сердца (то есть, желудочком), с или без функции левого желудочка или без нее.

КОРТ, которая иногда также называется высокоактивной антиретровирусной терапией (ВААРТ), как правило, включает по меньшей мере три препарата по меньшей мере из двух типов классов лекарств, которые атакуют разные стадии жизненного цикла вируса и, следовательно, менее вероятно, позволят развитие вирусной резистентности , Тем не менее, многие пациенты в течение их лечения развивают устойчивость к данной комбинации лекарств и нуждаются в переключении на другую комбинацию.

В исследовании использовалась вложенная конструкция управления случаем для оценки скорректированных коэффициентов шансов для четвертого и первого квартилей каждого биомаркера на исходном уровне с использованием логистической регрессии.

Связь между потреблением алкоголя и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Чрезмерное (опасное) потребление алкоголя может влиять на кровеносные сосуды посредством его вклада в частоту ассоциации с гипертензией или аномального уровня молекул жира (липидов) в крови (то есть дислипидемии), резистентности к инсулину и курению. Все эти факторы повышают риск образования бляшек в кровеносных сосудах. Кроме того, опасное употребление алкоголя может привести к чрезмерной иммунной активации, что также может увеличить риск разрыва бляшек и образования сгустка крови, что в конечном итоге приводит к инфаркту миокарда и смерти.

Источник: Balagopal et al. 2008; Vasan 2006

Биомаркеры воспаления и тромбоза и общая смертность и сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) в SMART.

ИСТОЧНИК: Kuller et al. 2008.

ПРИМЕЧАНИЕ: OR = отношение шансов; 95% ДИ = 95% доверительный интервал

Ассоциация между потреблением алкоголя и другими ковариатами и сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ) среди ВИЧ-инфицированных ветеранов.

ИСТОЧНИК: Freiberg et al. Из 2010 года.

ЗАМЕТКА:

Модель фактора риска коронарной болезни сердца (ИБС) корректируется для возраста (с 10-летними интервалами), расы / этнической принадлежности, потребления алкоголя, повышенного уровня холестерина в крови (то есть гиперхолестеринемии), диабета, высокого кровяного давления (то есть гипертонии) , текущее курение и индекс массы тела.

Полная модель одновременно корректирует возраст (через 10-летние интервалы), расы, образование, потребление алкоголя, гиперхолестеринемию, диабет, гипертонию, курение в настоящее время, индекс массы тела, состояние гепатита С и заболевания печени, употребление кокаина, заболевания почек, использования и приверженности антиретровирусной терапии, а также количества CD4.

OR = отношение шансов и CI = доверительный интервал

Размер выборки составлял 2143 для ВИЧ-инфицированных участников из-за отсутствия данных для подсчета количества CD4 и антиретровирусной терапии.

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *