Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Сравнение ультрасонографических результатов доказанного биопсии туберкулезного лимфаденита и болезни Кикучи

Comparison of Ultrasonographic Findings of Biopsy-Proven Tuberculous Lymphadenitis and Kikuchi Disease
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4499540/

Хотя туберкулезный лимфаденит и болезнь Кикучи являются распространенными причинами цервикальной лимфаденопатии у азиатов и проявляют сходные клинические проявления, их стратегии лечения совершенно разные. Целью этого исследования было выявление ультрасонографических особенностей, которые отличают эти два заболевания.

Это исследование было одобрено Советом по институциональному контролю. Исследование включало 77 пациентов с туберкулезным лимфаденитом и 135 пациентов с болезнью Кикучи. Проанализированы половые и возрастные распределения пациентов. Были сопоставлены размер и форма лимфатических узлов (LNs), наличие конгломерации, повышенная перинодальная эхогенность, эхогенная гильма, учащение задней шеи, внутренняя кальцификация, модели внутреннего некроза, латеральность вовлеченных LN и hilar-сосудистые структуры на УЗИ групп. Был проведен множественный логистический регрессионный анализ для выявления независимых результатов для выявления туберкулезного лимфаденита из-за болезни Кикучи. Наконец, диагностическая точность была рассчитана с использованием независимых результатов.

Присутствие эхогенной гильзы, внутренней кальцификации, структур внутреннего некроза и структурных сосудистых структур LN на мощной доплеровской ультрасонографии были независимыми результатами, которые отличали туберкулезный лимфаденит от болезни Кикучи. Диагностическая точность каждого из этих четырех факторов составила 84,9% (181/212), 76,9% (163/212), 84% (178/212) и 89,2% (189/212) соответственно. Сочетание внутренней кальцификации и сосудистых структур в грудной клетке показало лучшую точность 89,6% (190/212) (чувствительность, 86,7% [117/135], специфичность, 94,8% [73/77]) для диагностики болезни Кикучи.

Наличие эхогенной гильзы, внутренней кальцификации, картины внутреннего некроза и структурных сосудистых структур LN являются полезными ультрасонографическими данными для дифференциации туберкулезного лимфаденита от болезни Кикучи.

Туберкулезный лимфаденит и болезнь Кикучи (гистиоцитарный некротизирующий лимфаденит) относятся к числу многих причин цервикальной лимфаденопатии, особенно у молодых азиатских женщин. Даже в западных странах знания о туберкулезе становятся все более важными из-за увеличения числа пациентов, принимающих иммунодепрессанты или инфицированных вирусами иммунодефицита человека. Молодые женщины, которые сидят на диете, особенно восприимчивы к туберкулезному лимфадениту. В нескольких исследованиях сообщалось, что болезнь Кикучи может поражать любого человека, независимо от возраста, пола или этнической принадлежности (12345). Туберкулезный лимфаденит и болезнь Кикучи имеют определенные клинические проявления, такие как расширение шейного лимфатического узла, низкосортная лихорадка, недомогание, ночная потливость и лейкопения (124567891011). Они также имеют некоторые патологические особенности, включая некротизирующий лимфаденит (1213). Однако клинический курс и стратегии лечения этих двух заболеваний совершенно разные. Туберкулезный лимфаденит требует длительного лечения против туберкулеза и может потребовать хирургического удаления в тяжелых случаях, тогда как болезнь Кикучи обычно самоограничивается и спонтанно разрешается в течение 1-4 месяцев (31415). Поэтому крайне важно получить правильный диагноз на ранней стадии клинического течения. Патология может подтвердить заболевание до лечения; однако результаты тонкоигольной аспирационной цитологии могут приводить к двусмысленным результатам из-за перекрывающихся цитологических особенностей этих двух заболеваний (1213). Кроме того, биопсии сердечной иглы (CNB) иногда очень трудно выполнять, особенно для небольших лимфатических узлов (<1,5 см), прилегающих к сосудистым структурам, или когда врач не знаком с процедурой. Поэтому важна ультрасонографическая (US) оценка цервикальной лимфаденопатии, которая является первичной неинвазивной диагностической способностью.

Хотя в нескольких сообщениях описываются данные США о туберкулезном лимфадените или болезни Кикучи, а в одном отчете сравниваются результаты компьютерной томографии (КТ) туберкулезного лимфаденита и болезни Кикучи (16), ни одно исследование не напрямую сравнивало результаты туберкулезного лимфаденита США с результатами болезни Кикучи в большое число случаев с точки зрения точности диагностики. Поэтому целью этого исследования было определение серо-масштабных и мощных допплерских данных США, которые различают эти два заболевания.

Это ретроспективное исследование было одобрено Советом по институциональному контролю, и информированное согласие было отменено.

В период с января 2010 года по апрель 2014 года больным КНБ с лимфатическими узлами с гормонами в Университете Кореи в Университете Кореи в общей сложности было 642 пациента. Среди них 75 пациентов имели реактивную гиперплазию как патологический результат, 135 — болезнь Кикучи, 77 — туберкулезный лимфаденит, 118 имели метастазирующую лимфаденопатию, 74 имели злокачественную лимфому, а остальные 163 пациента имели различные другие патологические данные.

В исследование было включено 212 пациентов с патологически доказанным туберкулезным лимфаденитом (n = 77) или заболеванием Kikuchi (n = 135). Из них 141 пациентка была женщиной и 71 была мужчиной, а средний возраст составил 32,7 ± 16,6 года (диапазон — 2-87 лет).

Все 212 пациентов прошли серо-масштабное исследование в США и исследование допплеровского эффекта шеи с использованием устройств высокого разрешения США и высокочастотных линейных преобразователей (HDI5000 и iU22; Philips Healthcare, Bothell, WA, USA; LOGIQ9; GE Healthcare, Milwaukee, WI , США). Два опытных рентгенолога головы и шеи выполнили CNB, управляемый США, на наиболее представительном узле с использованием одноразовой иглы для биопсии с 18-ю калибрами (TSK Ace-cut, Create Medic, Yokohama, Japan или Angiotech; Medical Device Technologies, Inc., Gainesville, FL , США). Допплеровские исследования проводились со стандартизованными параметрами Допплера, установленными на высокую чувствительность, и фильтром с низкой стенкой, позволяющим обнаруживать кровеносные сосуды с более слабым кровотоком.

Ультрасонографические находки патологически подтвержденных лимфатических узлов шеи, оцененные с использованием изображений с серой шкалой, включают размер (длинный и короткий диаметры), форму (отношение короткого диаметра к длинному диаметру), наличие конгломерата, повышенную перинодальную эхогенность, эхогенную гильму, участие задней шеи (уровень V), внутренняя кальцификация, образцы внутреннего некроза и латеральность вовлеченных лимфатических узлов (односторонние или двусторонние). Моделирование сосудистых сосудистых клеток оценивали по мощности доплеровской визуализации. Все изображения были проанализированы двумя рентгенологами головы и шеи с использованием метода консенсуса.

Размер сканируемого лимфатического узла измерялся на самой длинной оси (длинный диаметр) и наибольший диаметр среди линий, перпендикулярных длинному диаметру (короткий диаметр) при одном и том же сканировании. Форма лимфатического узла оценивали по соотношению короткого диаметра и длинного диаметра. Конгломерацию определяли как кластеризацию по меньшей мере трех лимфатических узлов, напоминающих кучу винограда. Повышенная перинодальная эхогенность определялась как повышенная эхогенность, окружающая лимфатический узел, по сравнению с соседними тканями перинодального жира (рис.1, 2). Внутренний некроз определялся как выраженная гипоэхотическая часть в лимфатическом узле без цветового потока в допплеровском исследовании; если некротический компонент был меньше, чем приблизительно одна четвертая части лимфатического узла, он считался частично некротическим лимфатическим узлом; в противном случае он считался грубым некротическим лимфатическим узлом (рис.3). Сосудистые образцы лимфатических узлов оценивали с использованием мощного допплеровского США. Hilar сосудистые структуры были разделены на три группы в зависимости от расположения сосудистых структур hilar: нормальный, в котором грудные сосудистые структуры рассматривались как центральные или разветвлялись радиально от hilum как в продольной, так и в поперечной плоскостях; смещенные, в которых внутригрудные структуры были обнаружены в эксцентрических или асимметричных местах; и бессосудистой, в которой не было обнаружено никакого сосудистого сосудистого сна у власти Допплера США.

Все статистические анализы были выполнены с использованием программного обеспечения MedCalc для Windows (программное обеспечение MedCalc V, 12.6.1.0, Mariakerke, Бельгия). Для всех статистических анализов считалось значимым значение с двумя хвостами p 0,05. Возраст пациентов, размер лимфатических узлов (длинный и короткий диаметры) и форма лимфатического узла (отношение короткого диаметра к длинному диаметру) были сопоставлены между двумя группами (туберкулезный лимфаденит и болезнь Кикучи) с использованием непарного теста Стьюдента. По сравнению с двумя группами, используя тест χ2, были сравнены пол, наличие конгломерата, повышенная перинодальная эхогенность, эхогенная гильма, задняя шея, образцы внутреннего некроза и латеральность вовлеченных лимфатических узлов (односторонняя или двусторонняя). Присутствие внутренней кальцификации сравнивали между двумя группами с использованием точного теста Фишера.

Мы также провели множественный логистический регрессионный анализ, чтобы определить, какие факторы независимо различают туберкулезный лимфаденит от болезни Кикучи среди факторов с величиной р <0,1 при одномерном анализе. Среди факторов были дихотомически проанализированы модели внутреннего некроза и сосудистой структуры; наличие или отсутствие некроза, нормальную или аномальную сосудистую структуру. Все факторы с р-значением <0,05 считались независимыми факторами для различения двух заболеваний. Мы использовали независимые факторы для расчета диагностической точности, чувствительности и особенностей.

Не наблюдалось существенной разницы в распределении половых отношений между пациентами с туберкулезным лимфаденитом (мужчины / женщины = 26/51) и с болезнью Кикучи (мужчины / женщины = 45/90, p = 0,931). Тем не менее, значительная разница была обнаружена в распределении по возрасту между людьми с туберкулезным лимфаденитом (средний возраст, 45,6 ± 15,2 года, диапазон, 16-87 лет), а также с болезнью Кикучи (средний возраст, 25,3 ± 12,3 года, диапазон, 2- 66 лет, р <0,001).

Сравнение данных по США между туберкулезным лимфаденитом и болезнью Кикучи суммировано в таблице 1. При анализе размеров как средний длинный, так и короткий диаметры лимфатических узлов были значительно выше в группе туберкулезных лимфаденитов (2,3 ± 0,9 см и 1,4 ± 0,6 см , соответственно), чем в группе Кикучи (1,8 ± 0,6 см и 0,9 ± 0,3 см соответственно, все р <0,001).

Среднее отношение короткого диаметра к длинному диаметру в группе туберкулезного лимфаденита (0,6 ± 0,1) было значительно больше, чем у группы болезни Кикучи (0,5 ± 0,1, р <0,001). Таким образом, лимфатические узлы у пациентов с туберкулезным лимфаденитом показали более округлую форму, чем у пациентов с болезнью Кикучи.

Никаких существенных различий не наблюдалось в данных по шкале США по шкале между туберкулезным лимфаденитом и группами болезни Кикучи с точки зрения наличия конгломерата, повышенной перинодальной эхогенности (рис. 1, 2) или латеральности вовлеченных лимфатических узлов (р = 0,062, 0,839 , и 0,269 соответственно).

Однако значительно меньшая доля лимфатических узлов в группе туберкулезного лимфаденита имела эхогенную гильму (24,7% [19/77] по сравнению с 90,4% [122/135] в группе болезни Кикучи, р <0,001) (фиг.3, 4). Группа болезни Кикучи показала более высокую скорость поражения задней шее (74,1% [100/135]), чем в группе туберкулезного лимфаденита (58,4% [45/77], p = 0,028). Приблизительно 36,4% (28/77) всех лимфатических узлов в группе туберкулезного лимфаденита имели внутреннюю кальцификацию, тогда как ни один из лимфатических узлов в группе болезни Кикучи не имел внутренней кальцификации (р <0,001) (рис. 5). Кроме того, внутренние структуры некроза были значительно различны между двумя группами (р <0,001) (фиг.3). Пятьдесят пять из 77 пациентов с туберкулезным лимфаденитом (71,4%) имели некротические лимфатические узлы, и большинство из них (67,3% [37/55]) были грубыми некротическими узлами. Напротив, только у 12 из 135 пациентов с болезнью Кикучи (8,9%) были некротические лимфатические узлы, и большинство из них (91,7% [11/12]) были частично некротическими.

Хирологические сосудистые структуры у власти Допплера США значительно отличались между туберкулезным лимфаденитом и группами болезни Кикучи (р <0,001) (рис. 3, 4). Большинство лимфатических узлов в группе туберкулезных лимфаденитов имели аваральный рисунок (77,9% [60/77]), а 15,6% (12/77) лимфатических узлов имели смещенный сосудистый шаблон. Только 6,5% (5/77) лимфатических узлов в группе туберкулезного лимфаденита показали нормальный сосудистый рисунок в силовых доплеровских США. В отличие от этого, большинство лимфатических узлов в группе болезни Кикучи показало нормальный внутригрудный рисунок сосудистой системы у доплеровских пациентов (86,7% [117/135]), а смещенный сосудистый паттерн или аваскулярный рисунок наблюдался только у 8,9% (12 / 135) и 4,4% (6/135) лимфатических узлов соответственно.

Анализ множественной логистической регрессии, включающий факторы с показателем ap <0,1 при одномерном анализе, показал, что возраст пациентов, наличие эхогенной гильдии, внутренняя кальцификация, картина внутреннего некроза и сосудистая структура грудного вскармливания позволили дифференцировать лимфатические узлы лимфаденита туберкулеза от лимфатических узлов Кикучи узлы. Размер и форма лимфатических узлов, наличие конгломерации и вовлечение задней шеи не были независимыми факторами. Эти результаты с скорректированными коэффициентами шансов и 95% доверительными интервалами показаны в таблице 2.

Значения диагностической точности каждого из четырех независимых факторов (наличие эхогенной гильзы, внутренней кальцификации, картины внутреннего некроза и сосудистых структур) составили 84,9% (181/212), 76,9% (163/212), 84% ( 178/212) и 89,2% (189/212), соответственно. Чувствительность и специфичность составляли 90,4% (122/135) и 75,3% (58/77) для присутствия эхогенной гильзы, 100% (135/135) и 36,4% (28/77) для внутренней кальцификации, 91,1% (123 / 135) и 71,4% (55/77) для картины внутреннего некроза и 86,8% (117/135) и 93,5% (72/77) для сосудистой структуры грудной клетки соответственно. Наилучшая диагностическая эффективность достигалась сочетанием присутствия внутренней кальцификации и структуры сосудистой структуры hilar, которая показала точность 89,6% (190/212), чувствительность 86,7% (117/135) и специфичность 94,8% ( 73/77) для диагностики болезни Кикучи.

Наши результаты показывают, что наличие эхогенной гилумы, внутренней кальцификации, картины внутреннего некроза и сосудистой структуры в грудной клетке у власти Допплера США независимо выделяет туберкулезный лимфаденит из-за болезни Кикучи. Диагностическая точность каждого из этих четырех факторов составляла приблизительно 80%, а наилучшая диагностическая эффективность 89,6% была достигнута при сочетании внутренней кальцификации и структуры сосудистой структуры hilar.

Пол и многие другие результаты в США, такие как длинные и короткие диаметры, форма лимфатических узлов, наличие зародышевого поражения шейки матки, конгломерация и латеральность вовлеченных лимфатических узлов, не были значимыми в ходе множественного логистического регрессионного анализа. Однако длинные и короткие диаметры и форма лимфатических узлов были значительно различны (р <0,001) при однофакторном анализе. Хотя они не были независимыми дискриминаторами, эти результаты могут быть полезны для различения этих двух заболеваний.

Эхогенный hilum наблюдался у 90% пациентов с болезнью Кикучи по сравнению с примерно 25% случаев туберкулезного лимфаденита. Эти значения были несколько выше, чем те, которые наблюдались при болезни Кикучи в нескольких других исследованиях, в которых сообщалось о показателях 30-87% (171819) и ниже, чем те, которые были ранее зарегистрированы для туберкулезного лимфаденита (35-70%) (122021).

Заболевание задней челюсти распространено у пациентов с болезнью Кикучи (22). Однако одно исследование показало, что поражение задней шее чаще наблюдается у пациентов с туберкулезным лимфаденитом, чем у пациентов с болезнью Кикучи (16). В нашем исследовании участие задней шеи присутствовало у 74% пациентов с болезнью Кикучи и 58% пациентов с туберкулезным лимфаденитом и не являлось независимым фактором при множественном логистическом регрессионном анализе.

Примерно 36,4% случаев туберкулезного лимфаденита имели внутреннюю кальцификацию, тогда как кальцинированные лимфатические узлы не были обнаружены в группе болезни Кикучи. Предыдущие исследования также не сообщали о внутренней кальцификации у пациентов с болезнью Кикучи (1619), тогда как зарегистрированная частота внутренней кальцификации у пациентов с туберкулезным лимфаденитом составляет 24-84% (12161823). Поскольку сильная эхогенность включает в себя не только фиброкальцификацию, но также гиалиноз и артефакты, возникающие в результате казеозного некроза при туберкулезном лимфадените, американские данные обычно показывают более высокую скорость кальцификации, чем результаты КТ (1223). Действительно, мы обнаружили, что некоторые лимфатические узлы с кальцификацией в США не показали кальцификации при КТ-сканировании.

Модели внутреннего некроза были существенно различны между двумя группами. Приблизительно 71% случаев туберкулезного лимфаденита имели некроз, большинство из которых были грубыми некротическими узлами, тогда как менее 10% лимфатических узлов у пациентов с болезнью Кикучи имели некротическую долю, и большинство из них имели частичный некроз. Эти результаты во многом соответствовали результатам предыдущих исследований (11619). Тем не менее, исследования, в которых использовалась КТ, показали более высокий уровень некроза, чем исследования с использованием результатов в США, вероятно, из-за того, что толстый некротический обломки будут наблюдаться в США как гетерогенное эхо-изображение, а не в виде выраженной гипоэхотической части.

Наконец, сосудистые паттерны hilar у власти Допплера США значительно отличались между туберкулезными лимфаденитами и группами болезни Кикучи. Большинство лимфатических узлов в группе туберкулезного лимфаденита (78%) имели аваскулярный или смещенный характер (16%), тогда как у большинства лимфатических узлов в группе болезни Кикучи (87%) наблюдался нормальный сосудистый образ. Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями туберкулезного лимфаденита или болезни Кикучи (192024). Считается, что эти смещенные или отсутствующие сосудистые структуры связаны с грубым некрозом лимфатических узлов у пациентов с туберкулезным лимфаденитом.

Конгломерация является типичным нахождением в случаях туберкулезного лимфаденита в результате периаденита и пединодального отека мягких тканей (121723). В настоящем исследовании туберкулезный лимфаденит имел тенденцию к более высокой скорости конгломерации (30%), чем туберкулез Кикути (18%), но разница была незначительной (р = 0,062). Этот результат может быть связан с конгломерацией лимфатических узлов, вызванной перинодальной воспалительной реакцией, которая может возникать у пациентов с болезнью Кикучи (72526). Более низкие темпы конгломерации в наших двух группах по сравнению с теми, что были в предыдущих исследованиях, могут быть связаны с определением конгломерации, которые мы определили как агломерированные по меньшей мере три лимфатических узла, подобно гроздью винограда, тогда как другие исследования обычно определяли конгломерацию как слияние по крайней мере, двух лимфатических узлов (121723).

Структуры, окружающие лимфатические узлы у пациентов с болезнью Кикучи, инфильтрируются путем ослабления периваскулярных и интерстициальных воспалительных клеток, включая смесь лимфоидных клеток, гистиоцитов и характерных кариорректических обломков (31719). Повышенная перинодальная эхогенность или затухание является характерным признаком болезни Кикучи (1216172728). В нашем исследовании> 76% лимфатических узлов у пациентов с болезнью Кикучи показало повышенную перинодальную эхогенность. Однако у пациентов с туберкулезным лимфаденитом также наблюдалась повышенная перинодальная эхогенность (74%). Такие данные были сообщены в предыдущих исследованиях по туберкулезному лимфадениту и были связаны с периоаденитом, вызванным разрушением капсулы лимфатических узлов при туберкулезе активной стадии (12293031).

Необходимо обсудить некоторые ограничения нашего исследования. Во-первых, это было ретроспективное исследование. Во-вторых, возможно, была предвзятость выбора, так как были включены только пациенты, которым проводились CNB с США и США. В-третьих, лимфатические узлы, оцененные для участия задней шее и латеральности вовлеченных лимфатических узлов, не были патологически подтверждены. Мы предположили, что лимфатические узлы с серо-масштабными исследованиями в США, которые были аналогичны результатам биопсийных узлов, имели бы одну и ту же патологию и оценивали их. Однако наши результаты показывают, что латеральность и наличие участия задней шейки шеи не были значимыми факторами при множественном логистическом регрессионном анализе. В-четвертых, три типа гистологии (пролиферативные, некротизирующие и ксантоматозные) распознаются в болезни Кикучи (61932), и данные по США могут различаться в зависимости от гистологического типа. Мы не оценивали данные США в соответствии с подтипом болезни Кикучи; однако эти патологические типы считаются последовательными фазами эволюции, а не независимыми патологическими подтипами и не считаются влияющими на решение о прогнозе или лечении (3233). Наконец, это исследование имеет фундаментальное ограничение оценки США, вызванное субъективностью или изменчивостью между рядами.

В заключение наши результаты свидетельствуют о том, что американские данные о наличии эхогенной гильзы, внутренней кальцификации, структуры внутреннего некроза и сосудистых структур лимфатических узлов могут помочь дифференцировать туберкулезный лимфаденит от болезни Кикучи.

Это исследование было поддержано грантом Университета Кореи (K1507991).

A, B. Конгломерированные шейные лимфаденопатии демонстрируют повышенную эритромию перинадола (стрелки) на УЗИ (А) и увеличенное затухание перинального (белого круга) при компьютерной томографии (B).

У шейного лимфатического узла наблюдается повышенная перинодальная эхогенность (стрелки).

A, B. Увеличенный шейный лимфатический узел демонстрирует грубый внутренний некроз и отсутствие определенного эхогенного hilum на ультрасонографии серого цвета (A) и аваскулярный рисунок при мощной допплерографии (B).

A, B. Удлиненный шейный лимфатический узел демонстрирует внутреннюю эхогенную гильму (звездочку) и без определенного некротического компонента на ультрасонографии серого цвета (A) и нормальном сосудистом образце у силового доплеровского ультразвука (B).
C. Сканирование осевой компьютерной томографии показывает определенный некроз в том же лимфатическом узле (стрелка).

A. Небольшой шейный лимфатический узел показывает внутренние гиперэхогенные повреждения (стрелки) с некоторым задним звуковым затенением (звездочкой), интерпретированным как кальцификация. B. Не обнаружено кальцификации при компьютерной томографии тех же лимфатических узлов (стрелка).

Если не указано иное, данные являются средними ± стандартными отклонениями. KD = заболевание Kikuchi, отношение S / L = отношение короткого диаметра к длинному диаметру, TL = туберкулезный лимфаденит

Если не указано иное, данные являются средними ± стандартными отклонениями. Отношение S / L = отношение короткого диаметра к длинному диаметру, US = ультрасонография

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *