Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Гепатит В, гепатит С и ВИЧ-1 в двух неформальных городских поселениях в Найроби, Кения

Hepatitis B, Hepatitis C and HIV-1 Coinfection in Two Informal Urban Settlements in Nairobi, Kenya
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4466314/

Конкурирующие интересы: авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

Задуманные и разработанные эксперименты: GK SK MM. Провели эксперименты: GK VO. Проанализированы данные: MM GK. Используемые реагенты / материалы / инструменты анализа: GK SK MM VO NM AE ZA. Написал документ: GK SK VO NM AE ZA MM.

Коинфекция вирусов ВИЧ-1 и гепатита В и С распространена в странах Африки к югу от Сахары из-за аналогичных путей передачи и высокого уровня бедности. Большинство исследований по вирусам ВИЧ-1 и вируса гепатита В и С произошли в больницах и отделениях переливания крови. Данные о вирусах гепатита В и С и коинфекции ВИЧ-1 в неформальных городских поселениях в Кении скудны, однако они могут частично объяснить непропорционально высокую заболеваемость и смертность, связанные с инфекциями ВИЧ-1 в этих трущобах.

Цель этого исследования состояла в том, чтобы определить распространенность ВИЧ и гепатита В и С двойной инфекции в городских трущобах в Найроби.

Образцы крови были собраны у жителей Вивандани и Корогочо в период с 2006 по 2007 год. Для получения социально-демографических данных от участников была использована структурированная анкета. Образцы подвергали скринингу на поверхностный антиген гепатита В (HBsAg), анти-HCV и анти-ВИЧ-1. Статистический анализ проводился с использованием STATA.

Образцы были успешно собраны у 418 (32%) мужчин и 890 (68%) женщин. Распространенность ВИЧ-1, HBV и HCV составляла 20,4%, 13,3% и 0,76% соответственно во время исследования. Из 268 (20,4%) ВИЧ-1 положительных участников 56 (4,26%) имели HBV, а у 6 (0,46%) был HCV. Из 1041 отрицательных участников ВИЧ-1 117 (8,9%) имели HBV, а у 4 (0,31%) был HCV. Только два человека (0,15%) были совместно заражены всеми тремя вирусами вместе.

Вероятность заражения гепатитом была выше у участников ВИЧ-1 (для HBV OR 2.08, p <0,005 и для HCV OR 5.93, p <0.005). Показатели распространенности ВИЧ были одинаковыми в обоих неофициальных поселениях. ВИЧ-инфекция была самой высокой в ​​возрастной группе 35-39 лет, а среди разведенных / разлученных или овдовевших. Распространенность всех вирусов была самой высокой среди тех, кто не имел никакого формального образования.

Распространенность ВИЧ в этих неформальных поселениях предполагает более высокий уровень, чем то, что наблюдается на национальном уровне. Показатели распространенности HBV значительно выше у ВИЧ-1 положительных и отрицательных популяций. HCV, а также тройная коинфекция ВИЧ-1, HBV и HCV являются необычными в Korogocho и Viwandani. Это четко указывает на необходимость пропаганды ВИЧ-1 программ контроля и вакцинации против вируса гепатита В посредством информирования общественности в качестве превентивной стратегии.

Все соответствующие данные содержатся в документе.

Инфекции вируса гепатита B и C являются ведущими причинами заболевания печени и печени, связанные с гибелью людей, живущих с ВИЧ-инфекцией, потенциально из-за общих путей передачи [1,2,3]. Во всем мире HBV составляет около 370 миллионов хронических инфекций, HCV составляет около 130 миллионов, а ВИЧ — около 40 миллионов. Около 2-4 миллионов человек, инфицированных ВИЧ, имеют хроническую коинфекцию HBV и 4-5 миллионов имеют коинфекцию HCV [4, 5]. Однако эти показатели распространенности сильно варьируются от одного региона к другому и со временем. В Африке HBV, HCV и ВИЧ-инфекции считаются эндемичными, но их показатели сильно различаются среди африканских стран. Показатели распространенности HBV и HCV варьируются от 3 до 20% и 1-26% соответственно [4,6,7]. Кроме того, более 63% инфицированных ВИЧ во всем мире проживают в Африке к югу от Сахары. В Кении имеется мало информации о распространенности коинфекций ВГВ, ВГС и ВИЧ-1 в неформальных городских поселениях. Исследования, проведенные на амбулаторных больных в трех районных больницах, показали, что 11,4% были положительными для HBsAg [8]. Другое исследование, проведенное донорами крови в Найроби, указывает на то, что показатель против HCV составляет 1,8% [9]. Тем не менее, одним из ограничений в исследованиях, проведенных в Кении, является то, что они проводились в отдельных группах людей с более высокими факторами риска, таких как доноры крови, наркоманы, работники коммерческого секса (РКС) или госпитализированные пациенты [10].

В развивающихся странах заболевание печени, вызванное хроническим ВГВ и / или ВГС, становится все более серьезной проблемой, особенно у людей, инфицированных ВИЧ. Поэтому важно документировать ВИЧ-инфекцию в регионах с высокой хроничностью гепатита и частотой инфицирования ВИЧ [11,12]. Действительно, ВИЧ ускоряет прогрессирование хронических заболеваний печени, связанных с ВГВ и ВГС. Кроме того, большинство ВИЧ-инфицированных пациентов обычно заражаются вирусным гепатитом, что означает, что заболевания печени, вероятно, станут серьезными причинами заболеваемости и смертности среди ВИЧ-инфицированных людей в Африке, аналогично тенденции во всем мире. В Кении данные предыдущего исследования показывают, что показатель распространенности ВИЧ в неформальных поселениях выше, чем в среднем по стране [13]. Имеются неопровержимые доказательства того, что инфицированные ВИЧ-1 люди в трущобах имеют более высокую заболеваемость и смертность, часто из-за печеночной недостаточности. Целью этого исследования было определить показатели распространенности HBV, HCV и ВИЧ в двух неформальных поселениях и проанализировать факторы риска, связанные с коинфекцией этих вирусов.

Это исследование было проведено в рамках соглашения о сотрудничестве между Научно-исследовательским институтом Кении (KEMRI) и Исследовательским центром африканского населения по вопросам народонаселения [APHRC]. Он участвовал в опросе по распространенности ВИЧ-инфекции в Найробийском трущобах, который проводился в период с сентября 2006 года по ноябрь 2007 года. Этическое разрешение для этого исследования было получено в комитете по этике и обзору, базирующемся в Кенииском научно-исследовательском институте.

Исследование проводилось в трущобах Korogocho и Viwandani, расположенных в 10 км к востоку от города Найроби, где APHRC управляет системой городского здравоохранения и демографического наблюдения в Найроби [NUHDSS]. Эти две трущобы характеризуются плохим жильем, нехваткой чистой воды, плохой санитарией, безработицей, нищетой и перенаселенностью. Viwandani slum расположен очень близко к промышленному району города и является домом для многих малообеспеченных молодых людей, работающих в промышленной зоне. Korogocho — более развитое поселение трущоб с большой долей мужчин, живущих со своими супругами и детьми. Жители Korogocho являются преимущественно либо малообеспеченными, либо безработными. Кроме того, жители Вивандани относительно более образованы, чем жители Корогочо.

Пробы крови для тестирования против HCV, анти-ВИЧ-1 и HBsAg были получены у жителей Korogocho и Viwandani, которые согласились на исследование и были зарегистрированы NUHDSS. Участники были в возрасте 15-49 лет для женщин и 15-54 лет для мужчин. Для получения социально-демографических данных была использована структурированная анкета. Участникам была предоставлена ​​информация о целях исследования, а информированное согласие было подтверждено путем подписания формы согласия. Интервьюер зачитал информированное согласие тем, кто не мог читать. Несовершеннолетние [15-17 лет], которые согласились принять участие, подписали информированное согласие и, кроме того, их опекуны также предоставили согласие, добавив их подпись или печатные отпечатки.

Образцы крови, набранные венопункции, были обнаружены на фильтровальной бумаге S & S Whatmann [Schleicher-Schuell, Germany], пять пятен на бумаге и сушат на воздухе при комнатной температуре. Высушенные пятна крови транспортировались курьерской службой в лабораторию для дальнейшего тестирования. Для каждого образца одно пятно крови разрезали в стерильных условиях и растворяли в 500 мкл забуференного фосфатом физиологического раствора [PBS] в пробирке эппендорфа. Это кратковременно встряхивало для растворения образца крови в PBS. Элюированный образец использовали для последовательного тестирования на ВИЧ, HBsAg и HCV. Пятьдесят микролитов элюированного образца серологически тестировали на антитела к ВИЧ-1 с использованием определения HIV-1 / HIV-1-2 [Abbott, Japan] и Uni-Gold [Trinity Biotech, NY, USA]. Тестирование HBV проводили с использованием набора для быстрого тестирования KEMRI Hepcell HBsAg (KEMRI, Найроби, Кения) в соответствии с техническими характеристиками производителя. Подтверждение наличия HBsAg было выполнено с использованием набора DRG ELISA [DRG International, Inc, New Jersey, USA)]. Образцы, которые были скринированы и подтверждены положительными с помощью быстрого набора KEMRI Hepcell HBsAg и набора DRG ELISA для HBsAg, были зарегистрированы как положительные. Тестирование антител против HCV проводили с использованием набора экспресс-тестов KemPaC [KEMRI, Найроби, Кения]. Подтверждение наличия антител против HCV было выполнено с использованием диагностического набора вируса гепатита C DRG (DRG International, Inc, New Jersey, США). Только образцы, которые были проверены и подтверждены как положительные с помощью набора для тестирования KemPac и диагностического набора вируса гепатита C DRG, были отмечены как положительные.

Все данные были проанализированы с использованием статистического пакета STATA версии 12. Были рассчитаны описательная статистика социально-демографических переменных и другие характеристики выборочной совокупности. Средства и SD были рассчитаны для количественных переменных и пропорций для категориальных переменных. OR и 99% CI были рассчитаны для каждой ассоциации. Для многовариантного анализа была использована множественная логистическая регрессия для определения взаимосвязи между социально-демографическими характеристиками и наличием HBsAg [+], анти-HCV [+] или анти-ВИЧ [+].

Для этого исследования гепатита было успешно опрошено 1308 испытуемых, из которых 418 [32%] были мужчинами и 890 [68%] были женщинами. Общий средний возраст составил 29,3 [± 9,3] лет в пределах от 15 до 54 лет. Значительная доля [61,8%] исследуемого населения была замужем. Большинство участников [71,8%] имели либо начальное школьное образование, либо вообще не получали образования. В таблице 1 приведены социально-демографические характеристики исследуемой популяции.

Распространенность этих трех вирусов варьировалась между двумя неформальными городскими поселениями. Общая распространенность анти-ВИЧ, HBsAg и анти-HCV составила 268 (20,4%), 173 (13,3%) и 10 [[0,76%) соответственно. ВИЧ-инфекция была значительно выше у участников, которые либо были разлучены, либо разведены (45% (ОР 1,57 (1,23-2,04) р <0,001). Однако у женщин (21,05%) не было значительно выше по сравнению с мужчинами (19,09% ). Также отмечалась значительная ВИЧ-инфекция среди возрастных групп 20-24 лет и 30-39 лет (р <0,001), как показано в таблице 2. Инфицирование HBV было значительно выше среди участников из Вивандани (18,58%, p <0,001) (OR 2,14 (1,53-3,00) p <0,001) по сравнению с данными из Korogocho (таблица 3). Однако статистически значимой связи между инфекцией вируса гепатита B, семейным состоянием, возрастная группа и статус образования. Анти-HCV был выше у женщин (1%) по сравнению с мужчинами и что женщины в пять раз чаще страдают от HCV по сравнению с мужчинами. Участники из Viwandani в семь раз чаще были инфицированы HCV (1,67%, 7,67 (1,55-37,83) p = 0,012) по сравнению с теми, которые находятся в i n Korogocho. В таблице 2 показаны показатели распространенности ВИЧ, HBV и HCV.

Кроме того, была проведена многомерная логистическая регрессия, чтобы определить, существует ли связь между инфекциями и демографическими характеристиками. Исследовательские сайты и пол не показали какой-либо значительной связи с ВИЧ-1-инфекцией. Однако семейное положение (разведенное или разделенное) p <0,001, OR (95% ДИ) = 1,98 (1,52, 2,57), образование (без образования) p = 0,012, OR (95% ДИ) = 0,72 (0,55, 0,93) и возрастная группа (20-24, 30-39) p = 0,003, OR (95% ДИ) = 1,14 (1,05, 1,23), показали значительную связь с ВИЧ-1-инфекцией. При инфекции HBV только сайт исследования p <0,001, OR (95% ДИ) = 2,14 (1,53, 3,00) показал значительную связь. Гендер, семейное положение, образование и возрастная группа не показали существенной связи с инфекцией HBV. Это показывает, что инфекция HBV варьировалась между демографическими факторами. Инфекция HCV показала очень похожий результат на инфекцию HBV, при которой только сайт исследования показал значительную связь с величиной р 0,012, OR (95% ДИ) = 7,67 (1,55, 37,83). В таблице 3 показан многомерный анализ для определения связи трех инфекций и социально-демографических характеристик.

Коинфекция ВИЧ и ВГВ наблюдалась у 56 особей (4,26%), а у ВИЧ-1 и HCV — у 6 пациентов (0,46%). Только два человека из 1308 (0,15%) были совместно заражены всеми тремя вирусами вместе. Из положительных субъектов ВИЧ-1 20,9% были положительными для ВГВ. Вероятность заражения HBV была двойной, когда один был ВИЧ-1 положительным (OR 2.08, (1,46-2,97) 95% ДИ). Вероятность заражения ВИЧ-1, когда она является носителем HCV, была в пять раз выше, чем когда она не была носителем (OR 5.93, (1.65-21.30), 99% CI). Четыре (0,3%) субъекта были инфицированы как HBV, так и HCV.

Эпидемиологические исследования ВИЧ, ВГВ и ВГС имеют решающее значение для разработки превентивных стратегий и планирования программ здравоохранения. Африка сильнее всего пострадала от пандемии ВИЧ и имеет вторую по величине распространенность HBV и HCV, следуя Азии [14]. Показатели распространенности этих инфекций различаются в зависимости от факторов риска, социально-экономического статуса и первоначального бремени инфекционных маркеров в сообществе, которые варьируются от страны к стране и даже между различными регионами в пределах одной и той же страны. Такие данные редко доступны в африканских странах [4]. Кения по-прежнему уязвима для угроз ВИЧ / СПИДа и других хронических вирусных инфекций, включая HBV и HCV. Имеются данные о том, что совместная инфекция с ВГВ и ВГС будет вносить значительный вклад в заболеваемость и смертность среди ВИЧ-позитивного населения в ближайшие годы; это может быть отчасти связано с увеличением выживаемости ВИЧ-инфицированных пациентов в результате доступности высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) в развивающихся странах [14]. Исследования показали, что коинфекция HBV в условиях ВИЧ осложняет клинический курс и лечение ВИЧ-инфекции.

Распространенность ВИЧ-1 среди участников исследования из Korogocho и Viwandani была значительно выше, чем наблюдаемая национальная распространенность. Наши результаты показывают высокий показатель распространенности ВИЧ-1 в 20,4% для выборки населения. В Кении жители городов имеют значительно более высокий риск заражения ВИЧ (7,2%), чем жители сельских районов (6,0%) [15]. Аналогичные результаты были получены в исследовании, проведенном Nyovani et al [13], используя тот же пул рекрутированных участников, который показал, что распространенность ВИЧ-1 составляет 12% в обеих трущобах. Однако размер выборки, использованный в этом конкретном исследовании, был больше (n = 4767), что объясняет различия в показателях распространенности. В других исследованиях Bigogo et al [16] и McKinnon et al ([17]) также сообщалось о высокой распространенности ВИЧ 11 и 40% соответственно. Высокие показатели распространенности в этих районах трущоб можно объяснить ранним началом секса, множественными сексуальными партнерскими отношениями и низким использованием презервативов.

Общая распространенность HBV в Korogocho и Viwandani составила 13,3%. Тем не менее было отмечено, что участники из Вивандани в два раза чаще страдают от инфекции HBV по сравнению с пациентами из Korogocho. Высокая распространенность HBV в Вивандани может быть связана с тем фактом, что большинство жителей Вивандани не остаются со своими партнерами, являются безработными и имеют низкий доход и, следовательно, участвуют в рискованном сексуальном поведении, которое может сделать их уязвимыми для этих инфекций. В исследовании, проведенном Hyams et al, было обнаружено, что 11,4% аутсайдеров, посещающих три районные больницы в восточной Кении, были положительными для HBsAg [8]. Аналогичным образом, исследование, проведенное Zoufaly et al, в Камеруне, показывает, что показатель положительности HBsAg составляет 12,6% среди пациентов, ищущих антиретровирусную помощь [18], а также более высокий показатель 44,4% также отмечается в нигерийском исследовании [19]. Напротив, в Бангладеш наблюдалась более низкая частота распространенности HBsAg 6,5% (1).

Мы наблюдали общую распространенность HCV 0,76%, которая была ниже, чем показатель распространенности HCV на 1,5% и 1,8%, сообщаемый донорами крови из Найроби [9]. Эти данные касаются данных исследования, проведенного в отношении распространенности HCV и его генотипов среди когорты потребителей наркотиков в Кении, которая оценивает распространенность среди населения в целом между 0,2% -0,9% [20]. Гораздо более высокие показатели 22,2% и 17,5% также сообщаются в других исследованиях в Кении [19] и Египте [21]. Тем не менее, один недостаток большинства исследований против HCV использует доноров крови и другие группы высокого риска, чтобы сообщать о частоте HCV и, следовательно, может недооценивать реальную распространенность вируса среди населения в целом [22]. Кроме того, это исследование имело ограничение, которое следует учитывать, поскольку HCVinfection был основан на обнаружении антителами, а не на выявлении РНК HCV.

Хотя сопутствующие инфекции с ВГВ и ВГС среди ВИЧ-положительных пациентов хорошо документированы в развитых странах, демография и воздействие этих инфекций недостаточно четко определены в странах с низким уровнем ресурсов, таких как Кения. Изучение закономерностей совместной инфекции с ВГВ, ВГС и ВИЧ имеет большое значение, особенно в контексте контроля заболеваемости и смертности от болезней печени. В этом исследовании наблюдалась более низкая двойная инфекция HBV / HIV по сравнению с исследованиями, проведенными в Кении, Нигерии, Эфиопии и Южной Африке [23, 24, 25, 10, 26]. Мы также заметили, что вероятность заражения HBV была двукратной, когда один был ВИЧ-положительным. Известно, что коинфекция ВИЧ влияет на клинические исходы пациентов с ВГВ-инфекцией и, следовательно, ускоряет прогрессирование заболевания печени среди них. Несмотря на то, что в Кении и в Африке было проведено несколько исследований распространенности ВИЧ-1 / ВГВ с двойной инфекцией, наблюдались противоречивые результаты как с более высокими, так и с более низкими показателями HBV, зарегистрированными у ВИЧ-1-положительных пациентов [27]. Двойная инфекция ВИЧ-1 / ВГС составила 0,46% в общей выборке населения и 2,2% в положительных образцах ВИЧ-1. Мы также отметили, что есть высокая вероятность заражения ВИЧ-1, когда он является положительным на ВГС. Эти результаты сходны с исследованием, проведенным в больнице Университета Ага Хана на ВИЧ-1 положительных пациентах, посещающих клинику ВИЧ-1, в результате чего 1% пациентов были со-инфицированы ВИЧ-1 и HCV [10]. Эти результаты также согласуются с исследованиями, проведенными в Замбии (2,2%), Гамбии (0,6%) и Кот-д’евре (1,2%) [28,29,30]. Однако более высокие показатели коинфекции ВИЧ / ВГС сообщаются в исследованиях, проведенных в Нигерии (4,8%) и Малави (5,7%) [31,32, 33]. Было обнаружено, что только два образца были инфицированы ВИЧ-1 / HBV / HCV. Эти результаты аналогичны тем, которые были представлены в Кении, Эфиопии и Нигерии, что указывает на сохраняющуюся низкую скорость этих триоинфекций [23, 10, 32с].

Мы обнаружили, что частота распространенности HBV, HCV и ВИЧ варьировала в зависимости от возраста. Анти-ВИЧ наиболее распространен в возрастной группе 30-39 лет, а затем 20-24 года. Это может быть отчасти потому, что возраст тесно связан с сексуальным опытом, частотой секса и риском. Те, кто был разведен или разделен, имели высокие шансы быть ВИЧ-инфицированными. Распространенность анти-HCV была выше среди женщин. Удивительно, что социально-демографические факторы, такие как возраст, семейное положение и образовательный уровень, не были в значительной степени связаны с риском стать положительным гепатитом.

Инфекции ВИЧ и ВГВ распространены в городских трущобах и могут стать серьезной проблемой для здоровья в будущем, если меры контроля не будут внедрены. Для улучшения стратегий контроля требуются периодические проверки и санитарное просвещение.

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *